IsraelNationalNews.com


Скорбящий отец:
«Им нельзя позволять жить достойно, они этого не ценят»

Рафаэль Левенгронд, отец Ким, погибшей вчера в результате теракта, рассказал о том, как узнал о случившемся, и как добрался до завода…

Йоссеф Йак,

Рафаэль Левенгронд (справа) на похоронах дочери
Рафаэль Левенгронд (справа) на похоронах дочери
צילום: Yonatan Sindel/Flash90

Члены семьи, друзья, знакомые и просто сочувствующие люди пришли на кладбище в Рош ха-Аине, чтобы проводить в последний путь 28-летнюю Ким Левенгронд-Ихзекель (הי"ד), погибшую в результате нападения в промышленной зоне Баркан (Самария).

Отец погибшей сказал в интервью корреспонденту радиостанции 103FM: «Я – со своими детьми и помогаю им, как и сколько могу, но, к сожалению, я опоздал на место происшествия... Моя старшая дочь позвала меня, сказала, что была террористическая атака, и что ее сестра не ответила на телефонный звонок. Едва узнав об этом, я кинулся к машине – и буквально полетел туда».

«Я знал, что шоссе №№ 5 и 6 были переполнены [в тот час], поэтому я проехал через Калкилию; я следовал за армейским джипом… По дороге я услышал по радио, что один из раненых в теракте увезен в [больницу] «Блинсон». Я отправил своего человека на мотоцикле в больницу, чтобы посмотреть, не моя ли это дочь? – но он сказал мне, что это не она. Тогда я понял, что случилось что-то ужасное», - продолжает Рафаэль Левенгронд.

«Когда я добрался до входа на завод, я увидел, как туда въехал военный автомобиль. Когда я попытался войти, ответственный за безопасность начал задавать мне вопросы и не позволил въезжать. Тогда я припарковал машину и пошел к входу пешком, но, к сожалению, снова я не мог войти. В этот момент пришел заводский менеджер, и я присоединился к нему, полицейские побежали за мной и стали выводить, но я успел увидеть свою дочь, лежащей на полу…», - говорит далее он.


«Полиция хотела арестовать меня, пока я не сказал им, что я уже видел то, что должен был видеть. Затем они поняли, что я – её отец. Я позвонил своей другой дочери, и сказал ей, что Ким больше нет с нами, что она – умерла, и я поехал домой один...», - горестно сказал он.

«Я понятия не имею, почему убийца сковал ей руки. Но точно знаю, что он не заслужил того, чтобы жить. Она была маленькой, худой девушкой... моя дочь любила свою фабрику. Каждое утро она рано отправляла ребенка в детский сад и забирала его в конце дня, и в тот день ей удалось попрощаться с ним», - добавил скорбящий отец.

«Мне сказали, что террорист не работал там и неделю, а когда вернулся на свою работу – совершил убийство. У нас никогда не было проблем работать [бок о бок] с палестинцами. Мы думали, что с ними можно сосуществовать, но, по-видимому, это невозможно. Я знаю, что на территориях они зарабатывают 2000 шекелей в месяц, это даёт им возможность зарабатывать на достойную жизнь, но они плюют на тарелку, из которой едят. Они этого не заслуживают. Может быть, им нельзя позволять жить достойно – они этого не ценят!», - твердо сказал Рафаэль Левенгронд.