IsraelNationalNews.com


Колонка автора
Что не вошло в закон о национальном характере государства?

Принят Закон о национальном (еврейском) характере государства. Само по себе это очень хорошо и символично! Но

Ася Энтова,

Мероприятие в Карней Шомроне
Мероприятие в Карней Шомроне
צילום: מועצה מקומית קרני שומרון

Принят «хок а-леом» - на русском длинно «Закон о национальном (еврейском) характере государства».

Само по себе это очень хорошо и символично! НО...

Как и предсказывали многие, перед принятием законопроект сгладили и выхолостили, где только возможно. Мне лично особенно жаль пункта 7 об общинных поселениях, который превратился в аморфную формулировку, поддающуюся извращенному толкованию БАГАЦа.

А ведь легальная возможность создания общинных поселений в Израиле до недавнего времени была пока, под лозунгом равенства, ее не запретил БАГАЦ. Общинное поселение - что это такое? Когда мы, свежеприлетевшие олим, 27 лет назад только собирались поселиться в Карней Шомроне, то мы предстали перед приемной комиссией и рассказали кто мы, где работаем, сколько у нас детей, евреи ли мы, что мы привезли с собой из Москвы (как выяснилось потом, им это нужно было, чтоб понять в чем именно мы нуждаемся). От нас ничего не требовали (например, не требовали соблюдать традиции, хотя поселение было религиозное), и только поинтересовались будем ли мы согласны по их просьбе не разжигать костры на улице в субботу.

Комиссия могла нас принять или отвергнуть. Но после того, как она нас приняла, мы стали членами «семьи Карней Шомрона».

У нас не было ничего (кроме книг «малой скоростью») и поэтому пустой караван, который нам предоставили, они сами для нас набили всеми необходимыми для жизни вещами, включая электроприборы. Все было старенькое, но работало дольше и лучше нынешнего нового, а большой обеденный стол до сих пор (27 лет прошло) с нами.

Первые дни, а потом все субботы и праздники, нас регулярно приглашали на все трапезы. К нам были приставлены 2 семьи добровольных опекунов, которые постоянно помогали нам во всех вопросах, от как записать ребенка на кружок до отвезти нас срочно к зубному врачу. Нам давал бесплатные консультации местный психолог и местный адвокат, меня, пока я училась на курсах, пристроили на подработку в местную школу, у нас не было машины и нам постоянно давали тремпы (подвозили) и т.д. и т.п. Право выбирать соседей сторицей оправдывалось неписаными обязательствами подставлять им плечо и радоваться и печалиться вместе с ними. Я уже не говорю о таком важном моменте, что в тяжелые годы арабских погромов («интифада» номер 1, 2 и т.д) , когда государство поселенцев не защищало и вообще считало их людьми «2-го сорта», ты мог надеяться только на пистолет соседа.

Если ты не выбираешь соседей, то ты за них и не отвечаешь! «Равенство, брат, исключает братство» (Иосиф Бродский, - ред.). В лучшем случае вы сохраняете вежливое безразличие, в худшем - обе стороны начинают качать права, заставляя через суд других терпеть свой, отличный от них образ жизни. Для сравнения с нашей абсорбцией «де-люкс», все наши знакомые, вынужденно поселившиеся в 90-х годах в дешевых районах больших городов Гуш Дана, страдали от мягко говоря недружественного отношения окружающих (включая не только печально известные высказывания типа «коль русиет – зонот», но и прямые враждебные действия). И это не связано с внутриеврейской этно-конфессиональной принадлежностью - и у нас в поселке кроме «ашкеназов» есть и «марроканцы», и «йеменцы», и «харедим», и «хилоним». Это связано со свободой выбора своих соседей.

Приемные комиссии в поселениях создавали общину и давали своим жителям чувство принадлежности, о котором социологи-коммунитаристы тщетно мечтали и оплакивали его, как безвозвратно сгинувшее в больших безликих городах. Запрет БАГАЦА на приемные комисии не восстанавливает никакого равенства, наоборот, он узаконивает неравенство, сложившееся де-факто. Ведь известно, что арабы, киббуцники, харедим или просто очень богатые и влиятельные люди не потерпят в своей общине чужаков, и только нам, обычным гражданам, строго соблюдающим закон, отказано в праве строить свой образ жизни. Более того, у людей, жертвующих деньги на заселение и развитие Эрец Исраэль, эти деньги фактически отнимают, перенаправляя их на строительство для арабов. А в масштабе страны отрицание права на создание общины фактически означает отмену «Закона о возвращении» и строительство государства всех, случайно оказавшихся в нем законными и незаконными способами жителей.

* * *

Самая трудная заповедь иудаизма - любить всех евреев и к тому же желательно ближних, ведь дальние тебе мешают меньше и меньше от тебя требуют. Это гораздо проще выполнить, если ближних ты выбираешь добровольно.

Итак, пункт 7 об общинных поселениях умер, но да здравствует община! И сохраняется надежда на то, что тирания БАГАЦа не вечна, и община, которую евреи сохраняли всю свою многотысячелетнюю историю, получит в еврейском государстве свой законный статус.