Айелет Шакед:
Нерушимая стена - 2 – «это, определенно, вариант»

Министр юстиции: это – не воздушные змеи, это – оружие террористов, которые нашли новый способ воспламенять южные земли

Йоссеф Йак,

Айелет Шакед
Айелет Шакед
צילום: הלל מאיר/TPS

Этим утром, 22 июня, министр юстиции Айелет Шакед затронул ситуацию с безопасностью на юге Израиля, стабильность коалиции и другие вопросы повестки дня.

Начав с обвинительного акта, поданного против супруги премьер-министра Сары Нетаньяху, она сказала, что еженедельные демонстрации против Авихая Мендельблита, некогда проводившиеся напротив его дома, не повлияли на то, как он работает.

«Я очень хорошо знаю Мандельблита. Это – честный и профессиональный юрист, который будет принимать решения только на основе существующих доказательств, а демонстрации ничего не изменят», - сказала Шакед в интервью Ниссиму Мишалю, корреспонденту радиостанции 103FM.

Перейдя же к ситуации на юге страны, точнее – к кайт-террору, Шакед сказала, что у Израиля нет возможности соразмерно реагировать на это. По её словам, «если государство Израиль изобрело способ отражать ракетные атаки [батареями ПРО] «Железным куполом» и бороться с туннелями, я думаю, что в ближайшие недели найдется решение против воздушных змеев. [Ведь] это – не воздушные змеи, а оружия террористов, которые нашли новый способ воспламенять южные земли Израиля. Поэтому, это – терроризм во всех смыслах и со всеми целями».

Машаль спросил: «Грозит ли нам операция Нерушимая стена - 2?», на что министр юстиции ответила: «Если ХАМАС будет усугублять ситуацию, это, безусловно, может быть вариантом действий, хотя никто не заинтересован в эскалации», - сказала она.

В заключение интервью, Шакед ответила на вопрос насчет законопроекта о призыве, и о том, есть ли шанс, что он приведет к распаду коалиции и досрочным выборам?

«Нет причин начинать коалиционный кризис. Нет ни единого закона, который бы поступал в Кнессет – и выходил из него в том же виде… Я работаю над законом в течение 8 месяцев, и внесла много изменений, и я уверена, что нам удастся принять закон в первом чтении».