IsraelNationalNews.com


«Сын сказал мне, что возможно не вернется»

Актер Шломо Вишинский рассказал о неутихающей 14 лет душевной боли после гибели сына Лиора – первопроходца в борьбе с туннелями террористов

Ян Голд,

Актер Шломо Вишинский
Актер Шломо Вишинский
יוני קמפינסקי

14 лет прошло с тех пор, как в Филадельфийском коридоре близ Рафаха вражеский снаряд поразил израильский БТР. В результате мощного взрыва погибли все шесть солдат инженерных войск ЦАХАЛа, находившихся в бронетранспортере. Шансов спастись не было, поскольку сдетонировала находившаяся в БТР взрывчатка, предназначенная для уничтожения туннелей террористов.

Среди погибших был Лиор Вишинский. Его отец – Шломо Вишинский ныне является известным израильским актером.

Шломо рассказал о характере Лиора и о своих переживаниях, которые по-прежнему не дают покоя.

На вопрос, о том, кем бы сейчас был Лиор, если бы не погиб, отец ответил, что трудно предугадать, но можно предположить, что Лиор оказался бы в мире театра и сцены, поскольку он «родился в театре и даже участвовал в нескольких спектаклях в небольших ролях».

Шломо Вишинский рассказал, что Лиор был одним из первопроходцев и добровольцев в подразделении, созданном для борьбы с туннелями. Тогда никто не представлял сложность миссии. Но было ясно, что есть реальная опасность для жизни.

«Подразделение состояло из 12 бойцов, которые вызвались спуститься на глубину 18 метров, не зная, что их там ждет. Этих добровольцев никто не учил, что они должны делать. Сегодня, к счастью, есть целый батальон с оружием, современными приборами и роботами. Я испытываю гордость за сына, который был одним из пионеров», - отметил отец.

«Лиор по несколько раз в неделю входил в туннели. Он понимал опасность такой оперативной деятельности. Он как-то сказал мне, что, возможно, не вернется. Потому что каждый вход на глубину 18 метров в туннель сопровождался неопределенностью и реальной опасностью для жизни», - поведал Шломо Вишинский.

Через некоторое время после гибели сына Шломо Вишинский возглавил культурный проект в память о Лиоре. Проект включает, помимо прочего, воскресные мероприятия для солдат ЦАХАЛа, выступления в периферийных районах, ежегодное предоставление 18 стипендий солдатам, желающим работать в области искусства и сцены.

Что касается самого Шломо, то на вопрос, является ли его игра на сцене в комедиях почти каждый вечер способом облегчить страдания, он ответил так: «Я не знаю, я не делал других вещей. После смерти Лиора я чувствую, что не стало части меня, как будто я живу без ноги. Лиор не хотел бы, чтобы я перестал быть актером».