Операция «За гранью куба»:
«Израиль очень обязан всем, кто принимал участие в операции»

Ави Габай: «Опубликованные детали операции впечатляют – как с точки зрения разведки, так и с точки зрения безопасности»

Йоссеф Йак,

Ави Габай
Ави Габай
צילום: מירי צחי/TPS

Председатель «Сионистского лагеря» Ави Габай выразил своё отношение к к проведенной в ночь с 5 на 6 октября 2007 года операции израильских ВВС, ликвидировавших сирийский ядерный реактор.

«Израиль очень обязан всем, кто принимал участие в планировании и осуществлении операции, и мы должны продолжать говорить как можно меньше и делать свою работу спокойно, скромно и профессионально». – указал он.

«Детали атаки, которые были опубликованы сегодня утром, впечатляют как с точки зрения разведки, так и с точки зрения безопасности. Все, кто участвует в работе по обеспечению безопасности – от политических и военных лиц, принимающих решения, до непосредственных исполнителей, – заслуживают огромной похвалы. Ожидается, что руководство государства и наши силы обороны будут действовать разумно, скрытно, мощно, сохраняя скромность. В этом – сила государства Израиль и те чрезвычайные возможности, которые делают нас сильнейшим государством на Ближнем Востоке», - сказал Габай.

Своё отношение выразил и ряд других видных политических и общественных деятелей: так, министра транспорта и разведки, член военно-политического кабинета Израиля Исраэль Кац написал в своём аккаунте в социальной сети Twitter, что «смелое решение израильского правительства почти 11 лет назад уничтожить ядерный реактор в Сирии и последовавшая за этим успешная операция – чёткий посыл. Его смысл таков: Израиль никогда не допустит, чтобы такие страны, как Иран, несущие угрозу существования нашему государству, обзавелись ядерным оружием».

Бывшая в 2007 году министром иностранных дел Израиля, Ципи Ливни («Сионистский лагерь») сказала, что «одиннадцать лет назад премьер-министр в то время Эхуд Ольмерт, пригласил меня к себе и показал разведывательную информацию о ядерном реакторе, который строили в Сирии. Спустя несколько месяцев после этой встречи, в сентябре 2007 года вновь состоялось совещание с участием премьер-министра, министра обороны и с моим, как министра иностранных дел, на котором обсуждались возможные способы действий против сирийского реактора. Мы приняли решение о бомбардировке реактора, и реактор Асада был уничтожен в ту же ночь».

«Помню, когда одиннадцать лет назад я вышла после успешного окончания операции из бункера, то посмотрела на тихое небо над Тель-Авивом и подумала о том, что это была необходимая, справедливая операция, которую мы провели ради того, чтобы отдалить глобальную войну в регионе и сохранить для народа Израиля мирное небо над головой. Операция по уничтожению сирийского ядерного реактора – одно из важнейших решений со стратегической точки зрения, необходимых для обеспечения безопасности нашей страны, которое было принято за последние десятилетия. Надо отдать должное всем, кто имел мужество принять и выполнить это решение - и премьер-министру Ольмерту, и министру обороны, всем профессионалам, которые блестяще провели эту операцию: ЦАХАЛ, ВВС, всем структурам, которые участвовали в подготовке и в проведении этой акции. Все было сделано тихо, профессионально, без лишних слов, без самопиара. Операция по уничтожению реактора была проведена на самом высоком профессиональном уровне, и за прошедшие одиннадцать лет, до сегодняшнего дня, никто из участников этого важного события не обмолвился о нем ни единым словом», - сказала она, цитируемая онлайн изданием mignews.

Наконец, министр обороны Авигдор Либерман, сказал, что «сейчас уже можно рассказать о том, какое решение было принято военно-политическим кабинетом в 2007 году. Были те, кто подталкивали в сторону операции, были те, кто проявляли нерешительность. Смелое историческое решение, которое мы приняли, доказало тогда и продолжает доказывать по сей день, что в вопросах национальной безопасности нельзя быть сдержанными. Надо следовать национальным интересам, принимать решения, а когда это необходимо – действовать. Попробуйте представить себе, что бы было, если бы мы не стали действовать. Результатом стала бы Сирия, обладающая ядерным потенциалом».

«Уровень мотивации наших врагов заметно вырос в последние годы, но выросла и мощь ЦАХАЛа. Потенциал ВВС и возможности наших разведслужб увеличились и расширились по сравнению с 2007 годом, и это стоит усвоить всем на Ближнем Востоке», - добавил он.

Наконец, этим утром, 21 марта, ЦАХАЛ опубликовал письма, присланные тогдашним премьер-министром Эхудом Ольмертом, а затем министром обороны Эхудом Бараком командующему воздушными силами после уничтожения ядерного реактора в Сирии.