Суд вынесет приговор
Кошмар, который длится уже два года

Адвокат призвал судей сократить срок заключения солдата, тем самым положив конец делу, создавшему разлом между ЦАХАЛ и обществом

Йоссеф Йак,

Элиор и Чарли Азария в зале суда
Элиор и Чарли Азария в зале суда
צילום: פלאש 90

Этим утром, 14 марта, военная комиссия по условно-досрочному освобождению вынесет решение по делу Элиора Азарии, солдата ЦАХАЛ, застрелившего в Хевроне нейтрализованного террориста, и приговоренного военным судом к 18-месячному тюремному заключению.

Если срок заключения будет сокращен хотя бы на треть, Азария освободится из военной тюрьмы в мае этого года, после отбытия 9 месяцев.

Комитет возглавляет подполковник Майя Гольдшмидт; в зале также присутствуют адвокат Азарии Йорам Шефтель и главный военный прокурор, полковник Шарон Загаги Пинхас.

Сам Азария попросил военный совет по условно-досрочному освобождению отпустить его на праздник Песах: «Я застрелил убийцу, потому что, находясь там, на месте происшествия, я думал, что у него есть бомба, и если бы я знал то, что знаю сейчас, я бы поступил иначе. Но считаю, что я внес большой вклад в безопасность нашего государства».

По словам Шефтеля, «наказание [наложенное на Азарию] – слишком тяжело даже с мнением начальника генштаба, и оно беспрецедентно, ибо не было еще такого положения… Начальник генштаба во время чтения постановления призвал Азарию подать просьбу о помиловании, что позже тот и сделал».

«Азария находился в постоянном и непрекращающемся кошмаре в течение двух лет, и расследование началось так же скандально, как расследование убийства, - с изначальным намерением заключить его в тюрьму на всю оставшуюся жизнь», - скорбно указал он. «Этот «роман с продолжением» должен закончится – и чем скорее, тем лучше для всех».

Шефтель добавил, что «такого еще небывало в истории ЦАХАЛ, а 12 министров, в первую очередь – премьер-министр [Биньямин Нетаньяху], подписали прошение, адресованное президенту государства Израиль, рассмотреть вопрос о снисхождении в отношении Азарии».

Он сказал, что трудно понять, почему прошение о помиловании была отклонена. «Ответ президента был «техническим» и непрактичным», - сказал он.

Отец Элира, Чарли, сказал перед началом судебного слушания: «Мы пришли сюда с надеждой – для Элора и для всего народа».

С видеосъемкой из зала заседания армейской комиссии по освобождению можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.