Законопроект:
Ужасы плена сопоставимы со страданиями после него

Пленные Войны Судного дня: «Страдания, которые мы испытали в неволе, нельзя описать, но пытки Министерства обороны не менее болезненны»

Марк Штоде,

מוטי יוגב
מוטי יוגב
צילום: הדס פרוש, פלאש 90

Комиссия Кнессета по иностранным делам и обороне в среду, 3 января, обсудила предложенный членом Кнессета Моти Йогевом («Бейт ха-Иегуди») законопроект, целью которого является признание страданий пленных и предоставление им постоянной инвалидности, реабилитации и особого признания их статуса.

Дискуссия проходила по инициативе Йогева и была вызвана тем, что в настоящее время Министерство обороны отказывается признать бедуинов пострадавшими от травм во время арабского плена.

На открытии заседания председатель парламентской комиссии по иностранным делам и обороне Ави Дихтер сказал, что данные «отчета о пленных пугают, и что более половины военнопленных страдают от посттравматических стрессовых расстройств. Утверждается, что освобожденные из плена утверждают, что пытки правосудия, которые они испытывают по вине системы, аналогичны пыткам в неволе! Это пугает…»

«Если Министерство обороны не даст ответов, которые удовлетворят наши умы, в течение месяца Комиссия по иностранным делам и обороне представит четкий законопроект по этому вопросу», - продолжил депутат.

Йогев сказал: «Мало признать [статус пострадавших в плену] бедуинов, мы должны позволить им закончить свою жизнь в мире. Это люди, которые отправились в бой и перенесли экстраординарную травму. Некоторые из них служат, некоторые - резервисты. Среди членов суда существует широкий консенсус в отношении того, что бедуины в Израиле должны получить четкое признание своего статуса пленных».

«Недавние исследования показали, что страхи пленных связаны с чрезмерным скоплением рекуррентного стресса ... Исследования представляют это как сложное посттравматическое расстройство, и исследования показали, что в неволе наблюдается значительное увеличение заболеваемости и высокий уровень [заболеваемости] гипертонии. Кожные заболевания и аллергии, рак и инсульт».

В предложенном законопроекте говорится, что «узники плена оплатили своими телами и душами государственную безопасность и ее существование, а государство обязано оказывать помощь в их реабилитации и благосостоянии».

Бывший депутат Кнессета Исраэль Хасон, ранее возглавлявший комиссию по иностранным делам и обороне, сказал на слушании, что «нет необходимости доказывать свою травму, так же как Гиладу Шалиту быть признанным инвалидом ЦАХАЛ. Все уже согласовано, и в дальнейших дискуссиях это не нуждается. Посттравматический период затрагивает самого пережившего неволю человека, его жену и детей, а также тех, кто создать семью не смог. Все международные исследования подтверждают это. Без законопроекта ничего не изменится в бюрократическом процессе в Минобороны».

Аарон Джиносар, который во время войны Судного дня был захвачен в египетский плен с синайского причала для сторожевых катеров, где он служил в качестве солдата, сказал: «Они линчевали вас, оскорбляли вас, это сопровождает вас всю дорогу и по сей день».

Авихайл Пелед, захваченный тогда же египтянами, также был бойцом ​​на причале, был ранен ракетой во время боевых действий, через две недели после попадания в плен египтяне ампутировали ему правую руку. «Был ужасный страх перед тем, что произойдет, как долго вы будете там, каким пыткам вы подвергнетесь, вы были парализованы страхом. Это было их целью».

Шломо Эрдинаст, председатель Ассоциации заключенных узников «Арим Б'Лейла», рассказал о своем опыте плена. «Во время войны я был командиром роты, и я видел, как мои друзья умирают. Каждый день я хоронил своих друзей и солдат на форпосте на берегу Суэцкого канала. В некоторых из них я думал [было даже] выстрелить, чтобы избавить от мук. В неволе я был связан не тем, что вынужден был лежать или сидеть, мы должны были отказаться от себя, мы потеряли нашу человечность».

Представитель министерства обороны в ходе дискуссии возразил: «Нет спора о том, что есть жертвы после травмы [в плену], а есть те, у кого нет инвалидности вообще».

«Неудачи в отношении бедуинов были в прошлом, но теперь ситуация изменилась, и те, кто подали иск и были признаны инвалидами ЦАХАЛ, получили лечение. Мы не видим однозначной связи между болезнями, которые, как утверждается, являются уникальными для узников плена и их захватом».