«Россия не даст свергнуть иранский режим»

Муфтий: «Россия будет помогать топить в крови любые зародыши революций. Если власть аятолл рухнет, то окончательно зашатается и Сирия»

Ян Голд,

Аятолла Али Хаменени и Владимир Путин
Аятолла Али Хаменени и Владимир Путин
Reuters

Муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма» Шейх Саид Исмагилов поделился на своей странице в Facebook размышлениями о том, чем закончатся нынешние массовые протесты иранцев против своих правителей.

Вот, что написал духовный лидер украинских мусульман.

«Сейчас внимание всех приковано к Ирану. Возможна ли «Иранская весна / зима»?

Иранский режим является достаточно строгим и специфичным. Он даже слишком специфичен для самих мусульман. Поэтому и Иранская революция, и ее идеология, предложенная аятоллой Хомейни, не распространилась в исламском мире. Никто не хотел связываться с Ираном, и его завуалированным продвижением шиизма. Никто, кроме России, и прошиитских движений, таких как «Хизбалла» в Ливане, алавиты в Сирии, хуситы в Йемене.

Важно понимать, что вся иранская идеология является не просто шиитской, она построена на противопоставлении суннизму - главному и доминирующему направлению ислама.

Долгое время амбиции Ирана сдерживала целая куча факторов: это и ирано-иракская война, и отсутствие сильных партнеров, и эмбарго на покупку иранской нефти. Но потом все круто изменилось: современный российский режим нашел в Иране своего партнера, Ирак после свержения Саддама Хусейна не только перестал сдерживать Иран, а стал сателлитом Ирана, а ослабление режимов, которые держались на штыках диктаторов, позволило Ирану инвестировать в шиитские группировки в арабских странах.

Поэтому Иран вместе с Россией фанатично поддерживает своих союзников в Сирии, контролирует «Хизбаллу» в Ливане, и хуситов в Йемене, вмешивается даже в дела Саудовской Аравии. Из-за этого в последнее время Иран стал угрозой для многих стран.

Если вы считаете, что Иран очень религиозная страна, вы ошибаетесь. Управляющая верхушка заставляет население показательно демонстрировать приверженность строгим традиционным ценностям (весьма специфическим), однако когда иранцы выезжают из страны, я мало видел мусульман, которые прибегали к такому разгулу и фривольностям. Вся религиозная обертка Ирана, как мне кажется, показушно-демонстративная. Конечно, есть в Иране консервативная прослойка населения, но она уже не доминирует.

Революция, или протесты должны были вспыхнуть, но я совершенно не сомневаюсь, что правящие аятоллы способны легко утопить все в крови. Не знаю, приведут эти бунты к свержению режима, скорее - нет, но вмешательство Ирана в дела других стран может уменьшиться.

Ну и, конечно, Россия не даст упасть иранскому режиму, потому что если он рухнет, то окончательно зашатается и Сирия. А России терять своих союзников на Востоке нельзя. Поэтому Россия будет помогать топить в крови любые зародыши революций в своих сателлитах, тем более, что заливать кровью всех несогласных, им далеко не впервые».