IsraelNationalNews.com


Рабби Хаим Амсалем покидает «Бейт ха-Иегуди»

«К нам относились со снисходительностью, пренебрежением и с прохладцей; они нас не выгоняли, но давали понять, что в нас не нуждаются»

Марк Штоде,

Rabbi Chaim Amsalem
Rabbi Chaim Amsalem
Flash 90

Председатель движения «Ам Шалем», бывший член Кнессета рабби Хаим Амсалем решил уйти из «Бейт ха- Иегуди» и не баллотироваться на праймериз этой партии. Раввин Амсалем начал свою политическую карьеру в партии харедим ШАС, но оставил ряды своего собственного движение из-за разногласий по вопросам конверсии и армии. Он утверждал, что партия ШАС отошла от традиционной сефардской толерантности, утратила дух сионизма и уподобилась ешиве ашкеназских харедим. Партия, которую он сформировал, не смогла получить место в Кнессете.

В опубликованном заявлении рабби Амсалем сказал, что около двух лет назад, после многих колебаний, к нему присоединились друзья из религиозных сионистов и призвали присоединиться к религиозно-сионистской партии.

«Мы пришли с намерением «восстановить корону своей прежней славы», возвратить сефардов на курс, от которых они отошли в последние годы. Возврат на путь сионизма, Торы и службы в ЦАХАЛ в качестве священной обязанности, определяет еврейскую идентичность, умеренность и терпимость и другие ценности, за которые мы боролись все эти годы», - уточнил Амсалем.

Он объяснил, почему работа в «Бейт ха-Иегуди» не удалась. «Со своей стороны мы пытались продвигать идеи нашего движения в рамках «Бейт ха-Иегуди», но спустя два года мы поняли, что возможность работы над нашими целями реальна только в рамках независимой партии».

«В то время я думал, что я и такие, как я, не выросшие в израильской религиозной сионистской общине, могли видеть это как место, где нам следует быть, но мы были разочарованы, и больше не могли продолжать [деятельность] в рамках «Бейт ха-Иегуди», - заявил раввин Амсалем.

«К нам относились со снисходительностью, пренебрежением и с прохладцей. Они нас не выгоняли, но давали понять, что в нас не нуждаются. Сначала мы этого не понимали, но, в конце концов, поняли, и мы прощаемся».