«Габай прав. У нас сложилась очень сложная ситуация»

Директор центра «Бина» не присоединил своего голоса к нападкам на лидера «Аводы»: «Габай сказал правильные слова»

Йоссеф Йак,

Ави Габай
Ави Габай
צילום: מרים אלסטר. פלאש 90

Не так давно председатель партии «Авода» Ави Габай вызвал настоящую политическую бурю, когда заявил, что «левые забыли, что значит быть евреями», за что попал под огонь критики многих своих соратников.

В то же время нашлись те, кто не стал критиковать Габая. Одним из таких людей оказался Эран Барух, директор центра «Бина», видный член движения «Свободный Израиль» – внепартийного общественного движения, которое, как сказано на официальном сайте, «борется за изменение отношений между религией и государством в Израиле и за создание свободного, плюралистического и демократического общества в духе сионизма и Декларации независимости Израиля».

«В отличие от павловской реакции [имеется в виду всемирно известные труды ученого И.П. Павлова по выработке условного рефлекса] моих левых коллег, которые очень обижены и осуждают Габая, я думаю, как педагог, а не как политик, что мы находимся в очень сложной ситуации. В Израиле есть очень широкие слои светской общественности, для которых иудаизм – очень далекая вещь, есть много оппозиции и много невежества в этом вопросе…», - говорит он.

По словам Баруха, несмотря на концептуальную дистанцию ​​между его взглядами и взглядами премьер-министра страны, Биньямина Нетаньяху, он надеется, что слова Нетаньяху, в сущности, повторенные Габаем, сегодня могут привести к переосмыслению ценностей после ряда неудачных попыток.

Когда его спросили, появилось ли сейчас, после слов лидера оппозиционного политического лагеря, больше шансов на «новый этап процесса самопознания», Барух ответил: «Времена изменились, и в значительной степени созрели для светских, что в значительной степени угрожает ценностям и идентификации частей светской общественности… Когда вас задают слишком сложные вопросы, это приводит к процессу самопознания, который наводит на вопрос о своей же идентичности».

Гнев членов своего лагеря и политической позиции, спешащей осудить Габая, Барух понимает, как «столкновение социальных ценностей» и опасений того, что некто берет на себя «власть» определять – кто еврей, а кто нет. Однако, сам, не будучи политиком, Баруху трудно понять вызванную в обществе гнев, ведь, как он считает, «широкие слои общества готовы задуматься над этим, а, значит, Габай правильно сделал, что сказал эти слова. [В этом смысле] в широком общественном резонансе нет ничего плохого. Я не думаю, что люди, имеющие левые взгляды, меньшие евреи, чем остальные, но им бы отнюдь не помешало углубиться в вопрос своей еврейской идентичности и соединиться с изучением Торы и еврейской традиции».

«Даже в ультраортодоксальном секторе и общинах харедим некоторые забыли, что значит быть евреем, ограничившись и заменив всё только церемониальным аспектом. Если вы не понимаете, что иудаизм говорит о милосердии и благотворительности, о пособиях и инвалидах, то вы тоже забыли, что значит быть евреем, даже если носите на головах причудливые шляпы», - указал Барух. «Можно быть осторожным в отношении некоторых других вещей, но это – дискуссия, которую я хочу провести в израильском обществе».

Наконец, анализируя источники разрыва между светским обществом и еврейскими ценностями, Барух сказал, что ответ на это можно найти в историческом аспекте сионистского движения.

«В исторической перспективе все цитируют заявление Кацнельсона, которое почему-то приписано Яакову Хазану, о том, что мы хотели воспитывать поколение неверующих, а воспитывали поколение людей нации», - привел он расхожую цитату. «Поколение пионеров было погружено в иудаизме, хотя имели место бунты против домов отцов «Шульхан Аруха» и пр, но все их существо и язык были чисто еврейскими. Поколение ПАЛЬМАХ было занято безопасностью и завоеванием земли, осушением болот и строительством дорог, и пренебрегало этим аспектом, даже всеобъемлющим положением диаспоры, согласно которому ТАНАХ [Священное Писание] – это наш «кушан» [документ, подтверждающий право собственности на землю], а Устная Тора – «дело изгнания», с которым не хотелось иметь ничего общего. С другой стороны, в последние двадцать лет началось «коррекционное» движение, но оно по-прежнему, что называется, «на обочине». Можно сказать, в основном в среде молодого поколения, проходящего подготовке к службе в армии, идет процесс гораздо меньшего антагонизма, чем у поколения моих родителей, и они задают вопросы…».

Полностью интервью с Эраном Баухом можно прослушать, перейдя по этой ссылке.