Министр Аюб Кара:
«Я самый сионистский нееврей в мире»

У Израиля, наконец, появился министр связи. Это первый друзский парламентарий, получивший министерский портфель. Знакомьтесь: Аюб Кара

Марк Штоде,

Ayoub Kara
Ayoub Kara
Marc Israel Sellem/Flash 90

У Израиля, наконец, появился министр связи, он же первый друзский парламентарий, получивший министерский портфель. Первым Кара является и в других вещах.

Ветеран израильского парламента Айуб Кара недавно был избран на престижную должность министра связи в правительстве Биньямина Нетаньяху. Эта должность для премьер-министра была столь важна, что назначение он произвел собственноручно, еще до постановления Верховного суда, могущего предписать найти другого претендента - Нетаньяху до последней минуты ждал утверждение своего выбора.

7 канал поговорил с приветливым и представительным министром-друзом о том, как ему предстоит стать первым нееврейским министром в Кнессете еврейского государства.

Нет никаких сомнений в том, что политический багаж Кары прямым ходом отправит его в лагерь сионистов.

- Можете ли вы рассказать нам «кто вы»?

Кара: Корни моей семьи здесь [в Израиле] и ее отношения с еврейским народом прошли долгий путь. Друзы, по нашей вере, восходят к Етро, ​​тесте Моисея, чей совет имел решающее значение для великого еврейского лидера.

Моя семья владела поместьем, где знаменитый сэр Олифант построил свой дом, и именно там Нафтали Имбер написал «Хатикву», которая после стала национальным гимном Израиля. Теперь этот дом - мемориал Друзской дружбы. В то время никто не мечтал о том, что внук Кары будет министром в израильском правительстве, и что в качестве депутата он будет предлагать и следить за учреждением флага и закона о государственном гимне.

Мой дед был делегатом «Керен Хейсод», правительства сионистской власти до принятия независимости в 1930-1948 годах. Он помог многим бежавшим в те годы из Европы евреям найти убежище.

- Не было ли опасно в те дни быть сионистом?

Кара: Мой дед дорого заплатил за его убеждения. Арабы-антисионистские стремились преподать ему урок. Один из его сыновей был убит в 1939 году антисионистскими арабами, средь бела дня его застрелили в Акко. Второй [сын] был похищен в 1947 году, о нем больше никто и никогда не слышал. Память о нем увековечена в друзском «Yad Lebanim» (прекрасный мемориал солдатам-друзам, которые пали, защищая Израиль, - ред.)

Мой отец сам служил в ЦАХАЛе и сражался в Галилее в войне за независимость Израиля, был тяжело ранен.

- Вы тоже служили в ИДФ, верно?

Кара: Оба моих брата были убиты, защищая Израильское государство, в любви к которому они были воспитаны. Один был убит в восточном секторе Ливана, а другой был там ранен и позже скончался от ран. Я был ранен в Бейруте, но выжил – признан ветераном ЦАХАЛ по ранению – продолжил династию. Моя мать сказала мне, что я должен жениться и иметь шестерых детей, втрое больше детей, чем потеряла она. И я поступил именно так - мой старший изучает медицину в Университете Ариэля, другой - в Хайфском университете, остальные пока еще учатся в школе. Наша семья живет в Далият-эль-Кармеле.

- Как израильская общественность отнеслась к Вашему назначению?

Кара: Мы понимаем, что левым израильским СМИ трудно понять, что это историческое событие произошло «под часами» премьер-министра Нетаньяху, и они постоянно ищут способ вылить ушат холодной воды на дружбу между нами, убежденными членами «Ликуда».

На прошлой неделе было заявлено, что вы без разрешения Нетаньяху встретили президента Западной Сахары, несмотря на то, что вас познакомили с ним на инаугурации президента Эквадора.

Кара: Мне прискорбно наблюдать постоянные попытках запятнать мое имя в качестве представителя государства Израиль, стремящегося содействовать миру с арабским миром. Я встретился с президентом Западной Сахары на инаугурации президента Эквадора вместе с послом Израиля в Эквадоре, который также присутствовал на мероприятии.

Мой родной язык - это арабский язык, и это позволяет мне служить Израилю в ситуации за кадром. Это должно вызвать поддержку, а не критику.

- Почему вы решили баллотироваться в Кнессет?

Кара: Я хотел повлиять на то, как движется страна, и я чувствовал, что могу внести свой вклад. Моя семья отождествляла себя с еврейским народом в догосударственные дни. Я думал, что нееврей, который чувствует себя самым что ни есть сионистом на этой земле, может помочь во многих отношениях. И вот что произошло и еще происходит.

Членом «Ликуда» я был с самого начала. Ариэль Шарон обещал мне пост министра без портфеля, но изменил своему слову и назначил кого-то другого, кому было предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления уже через несколько месяцев пребывания на посту.

Биньямин Нетаньяху и я - близкие друзья, и мы стали еще ближе в том году, когда я был в правительстве. И теперь для меня большая честь быть первым министром с портфолио нееврея.

- Каковы ваши основные политические убеждения?

Кара: Ну, я четко обозначен как абсолютно правый и продолжаю верить в политику ревизионизма, которая гласит, что мы можем достичь мира, не сдаваясь и не отказываясь от земли.

- Каким может быть Ваш личный, уникальный вклад?

Кара: Я, будучи неевреем, чей родной язык является арабский, позволил мне провести предварительные тайные встречи с арабскими лидерами, напрмер, в Африке. Мы надеемся достичь точки, когда значительное число арабоязычных стран не присоединятся к нашим противникам для нападок на нас, и это начинает становиться новой реальностью. Я не говорил об отношениях с Саудовской Аравией вслух, когда это было в моих планах, потому что меня бы осмеяли, но теперь мы понимаем, насколько это возможно.

- Какова в этом направлении программа-максимум?

Кара: Мы находимся в политическом процессе данной части мира и без какой-либо связи с палестинскими арабами. Подумайте о важности экономических и других связей с 30 суннитскими государствами.

- Как это стало жизнеспособным сценарием?

Кара: Нам нужно поблагодарить Иран – его воинственность вызвала к жизни суннитскую коалицию. Война внутри ислама приближает Израиль к Саудовской Аравии с- или без- палестинского арабского вопроса.

Я все еще пользуюсь своим политическим опытом, и на следующей неделе будет сюрприз, связанный с моей встречей с кем-то. И нет, я пока не стану раскрывать карты.

- Вы стали спасителем израильтян, оказавшихся в опасной ситуации в арабском мире.

Кара: Мои связи помешали израильским арабам, которые практически уже присоединились к ИГИЛ, отправиться в Сирию, а их семьи обратились ко мне за помощью. Только на прошлой неделе я смог спасти троих бедуинов, оказавшихся в Иордании. Я обнаружил подобные вещи также в Турции, Северной Африке, Сирии и Ираке, в Персидском заливе.

Я также делаю все возможное в части гуманитарных усилий на границе Израиля с Сирией. Образ Израиля здесь выдающийся и все хотят приехать в еврейское государство на лечение - то же самое наблюдается во всем арабском мире.

Я поддерживаю и помогаю организации, которая привозит в Израиль [на лечение] детей с тяжелыми проблемами сердца из арабских стран. Все время здесь [лечится] около 70 детей, они приехали даже из Курдистана.

В другом ключе, как члену правительства, мне удалось продвинуть планы по транспортировке воды из Красного моря и Мертвого моря, также известной как канал двух морей. Шимон Перес, это была его идея, вызвал меня в этот офис и похвалил меня за мой успех в продвижении идеи в арабском мире. Я пользовался этим своим оружием в этой части, наряду с тем, чтобы существовать над границами и использовать мое владение арабским языком для укрепления доверия.

- Что вы думаете об администрации Трампа?

Кара: Я единственный человек, который посетил Трампа в его штаб-квартире во время его приезда сюда. Я сказал ему, что его инициатива - единственный шанс что-либо изменить, потому что, если он не сможет достичь мира, не сможет никто. Я сказал Меланьи [Трамп] и Саре Нетаньяху, что они должны способствовать дружбе и игнорировать ничтожную критику, которая сопровождает каждый их шаг. Я сказал им, чтобы они поддерживали этих двух великих лидеров, поощряли к совместной работе, чтобы привнести в регион побольше энергии.

- А как быть с палестинскими арабами, которые больше не являются главным звеном на Ближнем Востоке, но их здесь очень много?

Кара: Я продвигаю планы [создания] промышленного района для арабов Палестинской автономии. Я считаю, что они подумают дважды, прежде чем уничтожить свой источник дохода поддержкой террора, если мы это воплотим в жизнь. Я помог продвижению индустриального парка Иерихона в сотрудничестве с Японией и одного - рядом с Дженином - с турками. Мы должны бороться с террором с применением силы, но мы также должны дать им работающую экономику, чтобы у них было то, чего они не хотели бы потерять.

- Конечно же, мы должны спросить о проблемах, стоящих перед Вами в Вашей новой должности.

Кара: Моей самой большой проблемой будет новый орган вещания, но он по-прежнему проходит стадию судопроизводства, поэтому у меня есть время для передышки, чтобы тщательно изучить его. После того, как решение будет принято, я буду более чем готов!

На данный момент у [компании] «Безек» есть проблема, но, несмотря на то, что говорят СМИ, она полностью закрыта и больше не попадает под контроль Министерства связи.

- Поделитесь с нами своим видением Министерства.

Кара: Мое видение состоит в том, чтобы принести пользу израильской общественности, снизив цены за счет приватизации. Это общее направление, в котором я хотел бы действовать.

7 канал благодарен министру связи за откровенные и подробные ответы и желает ему успеха в новой должности.