Авигдор Либерман:
Ахмед Давабше не имеет права на компенсацию

Оставшийся в живых член семьи Давабш из Кфар-Дума, обещает продать в суд, стремясь добиться изменения позицию государства

Йоссеф Йак,

Дом семьи Давабше в Кфар-Дума
Дом семьи Давабше в Кфар-Дума
צילום: מרים אלסטר, פלאש 90

Этим утром министр обороны Авигдор Либерман объявил, что Ахмед Давабше, три члена семьи которого погибли два года назад в результате злонамеренного поджога в арабской деревне Кфар-Дума, не имеет права на получение компенсации от государства.

Заявление министра обороны стало ответом на запрос, сделанный депутатом Кнессета Юсуфом Джабариным («Объединенный арабский список»).

После этого, сам Давабше выступил с обещанием обратиться в суд, с целью заставить государство изменить свою позицию.

По словам же Джабарина, слова Либермана «создают дискриминационное разделение «между кровью и кровью», потому что еврейские жертвы террора автоматически получают компенсацию.

Напомним, что ранее семья Давабше не получила признание израильских властей в качестве жертв террора. В этой связи газета «Гаарец» указала на то, что в нашей стране жертвами вражеских (в данном случае, террористических) действий могут признаны только либо граждане Израиля, либо лица, получившие вид на жительство в стране. Семья из Кфар-Дума, как видно, не относится ни к тому, ни к другому разряду.

Как ранее сообщал 7 канал, утром, 3 января прошлого года, как и ожидалось, в районный суд центрального округа в Лоде были поданы обвинительные заключения в отношении подозреваемых в совершенном поджоге.

Им являлся 21-летний Амирам Бен-Олиэль (עמירם בן-אוליאל) из Шило, которому инкриминируется соучастие в убийстве трех членов семьи Давабше, покушение на убийство еще одного члена семьи и ряд других правонарушений, совершенных из чувства национальной ненависти.

В частности, как говорится в документе, в ночь с 30 на 31 июля 2015 года, он надел темную одежду и вышел из дома, чтобы встретиться со своим несовершеннолетним другом, позже также привлеченным к ответственности. Тот, однако, не явился в заранее условленное место, и Бен-Олиэль решил провести теракт в одиночку.

Когда он достиг предместий деревни Кфар-Дума, он обвязал рубашку вокруг головы, чтобы скрыть свое лицо и надел перчатки на руках. Для того, чтобы увеличить урон и гарантировать, что дом загорится, Бен-Олиэль некоторое время выбирал «подходящие» строения, пока не остановился на двух из них.

После этого, он распылил на стене двухэтажного дома, принадлежащего семье Давабше, слова «Месть» («נקמה») и «Да здравствует Король-Машиах [Мессия]» («יחי מלך המשיח»), и бросил бутылку с зажигательной смесью в окно, имея четкое намерение совершить убийство. Второй дом, атакованный Бен-Олиэлем, был пуст, поэтому никто не пострадал.

Бросив в дома обе бутылки с «коктейлями Молотова», Бен-Олиэль убежал, огонь же распространился и привел к гибели полуторагодовалого ребенка, его родители получили тяжелые ожоги, и позже скончались от полученных травм, а брат погибшего, 4,5-летний мальчик, был тяжело ранен и сейчас находится на реабилитации.