Моше Фейглин: нужный человек в нужное время

Как мы могли предсказать уже полтора года назад победу Трампа? И почему мы понимаем, что в ней таится немалая опасность?

Моше Фейглин,

Моше Фейглин
Моше Фейглин
Flash 90

Почему ошиблись опросы и как мы могли предсказать уже полтора года назад победу Трампа? Почему, хотя мы и рады его победе, мы понимаем, что наряду с шансом, который она нам предоставляет, в ней таится немалая опасность? И, наконец, как это все связано с успехом партии «Зеут»?

Полтора года назад, в самом начале праймериз Республиканской партии в США, мы с моим другом Шмуэлем приземлились в аэропорту Майами. В здании терминала с телеэкранов сообщали о внушительной победе Дональда Трампа в одном небольшом городке. «Он победит на праймериз» - сказал я Шмуэлю.

Уроженец Нью-Йорка Шмуэль, хорошо разбирающийся в американской политике, улыбнулся мне снисходительно и объяснил: «Ты не понимаешь, Моше, настоящее сражение еще не началось, есть в Республиканской партии серьезные кандидаты, такой не пройдет...».

«Он победит на праймериз» - повторил я.

«А затем он победит на президентских выборах, и возникнет очень опасная для Израиля ситуация».

В конце разговора мы заключили пари (на большой и сочный стейк), и с тех пор я неоднократно повторял свое предсказание в интервью и на своей странице Фейсбука.

Как я уже тогда понял, что происходит сегодня в далекой Америке?

Когда я увидел с каким воодушевлением встретили американцы скромное (на тот момент) достижение Трампа, я почувствовал, что тенденция постмодернизма дошла до пика и пошла на спад. Я почувствовал, что началась ответная реакция на идущее уже три десятилетия постмодернистское уничтожение всевозможных идентификаций.

Формально Шмуэль был прав; опросы, предсказавшие победу Хиллари, тоже не пытались подделать результаты. Я, будучи невеждой в американской политике, предсказал результат точнее специалистов, потому что я прогнозировал не на основании моделей из прошлого, а на основании процессов будущего. Каждый, кто пытается прогнозировать, должен основываться на каких-то моделях. Невозможно опросив 500 человек в религиозном квартале «Меа Шеарим», экстраполировать эти результаты на весь Израиль.

Для репрезентативной выборки опрашиваемых и построения корректных вопросов требуется модель. Если вчерашние модели не изменились, результаты опросов будут точны. Однако, когда меняются модели, построенные на них опросы становятся бессмысленными. В том споре со Шмуэлем у меня была другая модель. Если бы выборы происходили пять лет назад, Трампа не избрали бы и в управдомы. Но когда процесс стирания различий и уничтожения идентификаций уже исчерпал себя, и маятник качнулся в обратную сторону - тут недостатки Трампа превратились в его достоинства.

Новая модель учитывает стремление к самоидентификации. Англия ищет самоидентификацию и голосует за «Брекзит», Америка выбирает Трампа (Make America Great Again) - и Израиль, с Божьей помощью обретет себя и выберет «Зеут».

Но стоит осторожно относиться к таким победам. Мы уже научены горьким опытом – Бегин разрушил Ямит, Нетаньягу не отменил Осло, а обнялся с Арафатом, Шарон уничтожил Гуш Катиф. Когда исторический шанс предоставляется тому, кто не способен его использовать, этот шанс может стать разрушительным. Радуясь победе Трампа, надо понимать, что наряду с шансом, который она нам предоставляет, в ней таится немалая опасность.

В чем таится опасность?

Вот вымышленный диалог (который может стать вполне реальным):

Трамп: «Привет, Биби, это Дональд»

Нетаньягу: «Привет, Дональд, прими мои поздравления с твоим избранием. Я так этому рад!»

Трамп: «Здорово, что мы избавились от этих негодяев. А теперь к делу: есть ли у вас место в Иерусалиме для нашего посольства?»

Нетаньягу: «Ммм.. Знаешь, Дональд, давай поговорим об этом при встрече... Я должен ммм... объяснить.. есть здесь разные соображения...»

Трамп быстро поймет с кем имеет дело: как в бизнесе, время – деньги, не тратят время на неспособных принять решения.

Следующий вымышленный звонок – Путину:

Трамп: «Привет Влад, как дела?»

Путин: «Дональд, рад, что ты выкинул эту дрянь! Давай начнем все с чистого листа!»

Трамп: «Разумеется! Меня вообще не волнует Крым – оставайся там. Санкции отменим, буду рад твоему визиту, наладим деловое сотрудничество.»

Путин: «Отлично, Дональд! Между прочим, есть один небольшой вопрос насчет Голанских высот...»

Трамп: «Это ты о чем?»

Путин: «Это – территория, захваченная у Сирии, которой мы сейчас помогаем. Биби когда-то уже согласился спуститься с этих высот. Приеду, поговорим об этом тоже.»

Трамп, после некоторого раздумья: «Окей, Влад, приезжай, придумаем какою-нибудь формулировку».

Не найдя партнера в лице израильского руководства, не имея оппозиции у себя дома, Трамп перейдет на другую сторону. Подобно тому как именно Ликуд (при всех его национальных сантиментах) способен разрушать города и поселки на Земле Израиля, именно Трамп (который в целом за Израиль) может причинить Израилю серьезный урон.

Парадокс? Вспомните, какие усилия прилагал Шарон, чтобы убедить Буша согласиться на депортацию евреев из Гуш Катифа.

Как это все связано с успехом партии «Зеут»?

Первый вывод, который я сделал для себя, узнав результаты выборов: как бы не был безнадежен расклад – если ты дошел своими ногами до того исторического момента, когда есть спрос на твой «товар» - ничто тебя не остановит. Ни пресса, ни истеблишмент, ни судебная система – никто!

У партии «Зеут» есть такой уникальный «товар». Опрос, согласно которому мы можем получить 15 мандатов – не ошибка. Он отражает глубинные процессы. Если нам удастся действовать с умом и не сбиваться с нашего курса, если в нужный момент мы сможем предложить народу наши идеи и реальный путь их воплощения – тогда то, что произошло в Англии и в Америке, произойдет и в Израиле – и это будет еще значительнее. И только тогда потенциал дружелюбия Америки сможет действительно воплотиться на практике.

Моше Фейглин

источник: статья на сайте движения «Зеут» (перевод Б. и Ш. Слуцкиных)

автор – глава партии «Зеут», бывший депутат от партии «Ликуд», бывший член депутатской комиссии по иностранным делaм и обороне.

Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.