Сколько еще зла мы в состоянии вынести?

В сообщении в Facebook сестра Элиора Азарии описал трудности, с которыми ежедневно сталкивается семья солдата

Марк Штоде,

Elor Azariya sits with his family at his trial
Elor Azariya sits with his family at his trial
Miriam Alster/Flash 90

В сообщении в Facebook сестра Элиора Азарии описал трудности, с которыми ежедневно сталкивается семья солдата

В сообщении на своей странице в Facebook в среду утром сестра Элиора Азарии, Эти, описала все те трудности, с которыми в настоящее время ежедневно сталкивается семья судимого солдата.

«Сколько еще зла мы в состоянии вынести?»

«Прошло пять месяцев с тех пор, как моя семья и я очутились в бесконечном кошмаре»

«Иногда, когда я просыпаюсь (после многочасовых попыток уснуть), я все еще не могу переварить тот факт, что это - жесткая реальность, и мне чудится, что я сплю»

«Каждый день, он дополнительно распространяет масштабы страшной несправедливости, совершающейся против нас. Маска кадров, манипуляции и ложь, единственная цель которых состоит в том, чтобы обвинить моего брата и уничтожить мою семью»

«К счастью, на этой неделе бесстрашные командиры поддержали поведение моего брата на поле [службы] и эффективно разрушили требования обвинения»

«В любом нормально функционирующем обществе они [судьи] завершили бы это дело и сразу же освободили моего брата»

«В дополнение к [судебному процессу], мы, тихая и нормальная семья, понесли дополнительные удары [в результате суда]. Мой отец, Чарли, не смог вынести ужасную боль и слег. Он перенес инсульт и в настоящее время [находится] в состоянии реабилитации, заново учится ходить и функционировать»

«Вы должны понимать, что мой отец является лучшим из лучших, человек, который служил стране всю свою жизнь. В армии и в полиции каждую свободную минуту он помогал нуждающимся [...]»

«Зачем они делают это с нами?! Они хотят уничтожить мою семью?»

«Как будто бы этого всего было не достаточно, вчера мой любимый дядя, Виктор, слег и в настоящее время госпитализирован в сердечно-сосудистое отделение больницы»

«Вы должны понять! Виктор заполнил [собой] место моего отца в эти последние недели и работал, чтобы объединить разбитую семью, в результате чего моя мать разрывается между посещениями [в больнице] своего брата и [походами] в здание суда, сидит с нами на слушаниях до поздней ночи. Успокойте мою мать, которая не может больше выносить пытки»