Азария - жертва двойных стандартов

Илан Кац указал на двойные стандарты, применяемые к Азарии в отношении случившегося

Марк Штоде,

עורכי הדין של אזריה
עורכי הדין של אזריה
צילום: יוני קמפינסקי

Адвокаты Элиора Азарии, суд над которым продолжается сегодня, решительно выступили в понедельник против военной прокуратуры, утверждая, что характер ведения допросов Азарии был несправедливым.

Эяль Басарглик, один из адвокатов солдата, обратился со словами Азарии, которые тот произнес в ходе судебного процесса по поводу показаний его командира роты, когда он утверждал, что командир дал ложные показания.

«Были явные противоречия между показаниями командира роты до и во время судебного процесса, особенно в отношении расстояния между ножом от террористом»

Элиор был достаточно старателен и проявлял уважение к своим вышестоящим командирам, но когда обвинение попросило его оценить достоверность слов командира роты, Азария выразил свое мнение, и это вполне законно»

По словам Басарглика, команда защиты только что услышала некоторые подробности от Азарии, например, о том, что он многого не помнит из-за эмоциональной травматичности того события, а некоторые, в числе которых и его командир роты, яростно осуждали его после вынужденного выстрела в террориста. «Военное обвинение не хочет, чтобы вся правда явилась на свет», - сказал адвокат.

Другой представитель защиты солдата, Илан Кац, указал на двойные стандарты, применяемые к Азарии в отношении случившегося.

«Когда командир роты показал [...], что не помнит некоторых подробностей инцидента, никто не повел [разговор] дальше»

«Но когда Элиора, который оказался в неприятной ситуации, явно не способствующей его благополучию уже в течение четырех месяцев, допрашивают в пути, что юридически допустимо, и можно четко увидеть, [что они пытаются устроить допрос] в строго определенном месте, а когда он пытается ответить на вопрос, они отвлекают его..., солдату также позволено забывать некоторые вещи...»

Когда Азарию спросили, почему его сегодняшние показания столь разительно отличаются от предыдущих, солдат ответил: «...в ходе первоначальных допросов я не пребывал в хорошем психологическом состоянии. Даже сейчас мне еще не очень хорошо».

«Были некоторые вещи, которые я не помню из первоначального расследования. Я был в шоке и от инцидента, и от ареста».