«Я расскажу о том, что видел своими глазами»

Один из солдат роты Тома Неемана, бывший в Хевроне, выступил с заявлениями, противоречащими показаниям майора

Йоссеф Йак,

Том Нееман
Том Нееман
צילום: פלאש 90

После того, как майор Том Неман (תם נעמן), командир роты, в которой служил Элиор Азария, застреливший в Хевроне нейтрализованного арабского террориста, дал показания в военном суде Яффо, свидетельствуя против своего солдата, другой солдат, присутствовавший на месте инцидента, выступил с заявлением о том, что ротный «дал ложные показания перед военным трибуналом, чтобы сохранить свой чин» (досл. «המ"פ מסר עדות שקר בבית־הדין הצבאי, במטרה לשמור על דרגותיו»).

Напомним, что, по словам Немана, террорист уже не представлял никакой опасности для солдат, но все равно был застрелен. На прямой вопрос прокурора: была ли стрельба Азарии в террориста оправдана? – он дал однозначный и короткий ответ: «Нет».

«Я разоблачу показания командира, рассказав о том, что видел своими глазами, и покажу вам, как далеко люди пойдут, чтобы сохранить свои чины, и как низко они могут пасть, не остановившись даже перед оправкой солдата в тюрьму», - пишет солдат на своей странице в социальной сети Facebook, цитируемый газетой «Едиот Ахронот».

Далее солдат, имя которого, разумеется, не названо, указывает, что майор находился в 2 или даже 3 метрах от террориста, «Элиор [же] стоит перед ним, говорит, что собирался стрелять, взводит курок пистолета, стоит, целится, а майор, значит, не понимает, что происходит. Странно это как-то…».

Говоря же о том, что, по словам Неемана, террорист уже не представлял никакой опасности, и о том, что после выстрела Азария заявил: «Террорист был жив, а должен умереть», солдат пишет: «Я и еще один солдат перевязывали нашего раненного товарища, а мой командир взвода (который должен служить примером, и действовал, как настоящий офицер) подошел близко к террористам и видел нож на земле. Поэтому я и еще один солдат побежали близко к месту события… Вы же [майор Нееман] имеете смелость готовить, что террорист не представляет опасность, потому что он просто закатил глаза. Так позвольте раскрыть вам секрет, которого вы, видимо, не знали: он не только закатил глаза, он также повернул голову, что очень хорошо видно на видео. Элиор же стоял ближе всех к террористу, а как могли близко стоять вы – я не знаю, как и то, каким образом вы услышали слова Элиора…».

Далее, по словам Неемана, он был зол на Азарию, отвел его в сторону и приказал не двигаться. Солдат опровергает и это, продолжая писать в  Facebook’e: «Если вы были на него так злы, а стояли так близко, как сами говорите, почему же вы не помешали ему стрелять? Странно: вы видели, что он стрелял, были сердиты – и ничего не предприняли. Отошли в сторону?..».

Кроме того, солдат недоумевает: почему Нееман ни слова не сказал о предостережении фельдшера о том, что у террориста может быть бомба под одеждой? «У вас не было страха перед бомбой? Вы не удосужились даже просто проверить то, от чего предостерег гражданский [фельдшер] – но, главное, вы не боитесь».

Заканчивая свои разоблачения, солдат находит особо резкие слова в адрес командира роты: «каждое слово, которое вышло из его уст вопиет о его личных интересах… я никогда не предполагал, что он предаст своего подчиненного» (досл. «לא דמיינתי שככה הוא יבגוד בפקודו»).

После того, как сообщение было опубликовано, а потом, через непродолжительное время, удалено из интернета, стало известно, что военная полиция готовится начать расследование в отношении солдата, обвинив его в оскорблении офицера.

По словам представителя ЦАХАЛа, «этот солдат также давал показания в ходе следствия. Их них явствует, что он не видел, как стрелял Элиор Азария, так как в этот момент был занят своим делом, исполняя приказ командира. Потому суд не считает существенным приведенный им в соцсети рассказ «об увиденном».