«Это – откровенная дискредитация всей общины»

Глава совета Гуш-Эцион встал на защиту судьи Ноама Сольберга: «Яростная риторика левых сил переходит все границы дискуссии»

Йоссеф Йак,

Ноам Сольберг
Ноам Сольберг
צילום: נתי שוחט, פלאש 90

Глава регионального Совета Гуш-Эциона Давид Перл подверг резкой критике газету «Гаарец»,чей журналист, Ури Мисгав (אורי משגב), нашел резкие, нелицеприятные выражения для нападок на судью Верховного суда Ноама Сольберга, выступившего на этой неделе вместе со своим коллегой, судьей Эльякимом Рубинштейном с запретом выдачи «теудат кашрут» кем бы то ни было, кроме раввината.

«Риторика левого лагеря перешла все границы законной и честной дискуссии», - сказал Перл. - «Граждане Израиля имеют разные взгляды на правильность тех или иных решений, стоя на разных позициях, опираясь на разные ценности, но шельмование целого сообщества и лично публичных деятелей – недопустимо и не способствует принятию какого бы то ни было решения».

Обращаясь же лично к Ури Мисгаву, Перл предлагает ему «изучить историю государства Израиль и обстоятельства, которые привели к созданию Гуш-Эциона, узнать тех, кто там живет и участвующих в строительстве края, прежде чем выдвигать смехотворные, позорящие прежде всего его самого претензии».

Напомним, что, как писал Мисгав, «судьи Рубинштейн и Сольберг, оба носящие купы и выросшие в среде движения религиозного сионизма, всеми силами стремятся сохранить свою власть», - начинает он.

«[Благодаря им] суд стал похож на кота, которому доверили охранять сливки. Налицо весьма странный выбор судей. Очевидно, что сделано преднамеренно… Существует явный конфликт интересов, налицо явное противоречие между религией и государством. Есть, кстати, среди них и светский судья, с мнением которого просто не посчитались», - указал журналист.

Помимо «религиозной принадлежности», Мисгав поставил в вину Сольбергу то, что он-де «поселенец», а это на языке левых сил синоним слову «преступник».

«Он живет в Алон Швут, поселении, расположенном в самом центре Гуш-Эциона, в пяти минутах от Иерусалима, и до сих пор – за пределами «зеленой линии», выстроенном на оккупированной территории».

Уже одно это, по мнению журналиста «Гаарец», делает судью, как, впрочем, и любого израильского еврея, живущего за пределами «зеленой черты», человеком «принимающем активное участие в запрещенных акциях» и, стало быть, «преступником» по определению.