Отец солдата: Кто-то уже должен проснуться в этой стране

Я прошу  вернуть моего ребенка ко мне домой, он ничего не делал - он защищал [свою страну], он исполнил свой долг

Марк Штоде,

Hevron soldier with his parents in court
Hevron soldier with his parents in court
Flash 90

Отец солдата, которого в настоящее время судят за стрельбу в раненого арабского террориста в Хевроне в прошлом месяце, обратился к прессе в четверг после слушания - арест его сына был опять продлен на пять дней.

Утром военный прокурор официально огласил обвинительное заключение солдату в непредумышленном убийстве. По следам приговора отец солдата выступил перед журналистами с заявлением: «Я прошу  вернуть моего ребенка ко мне домой, он ничего не делал - он защищал [свою страну], он исполнил свой долг»

«Государство одержимо этим ребенком. Все, что он делал, это защищал государство. Он был послан в армию, чтобы защитить всех вас. И всех нас. И сегодня государство против него и против всех солдат ЦАХАЛа», - сказал обеспокоенный отец.

Он добавил: «Я не понимаю: как вы можете обвинить кого-то в непредумышленном убийстве, когда он нейтрализовывал террориста. Террорист, который изначально пытался убить? Я обращаюсь ко всему миру, ко всем гражданам в этой стране: К чему мы пришли? Кто-то должен проснуться уже в этой стране. Мы не можем выносить это больше»

В судебном заседании в военном суде Яффо, адвокаты солдата ходатайствовали против продления ареста и обвинительного заключения. Эяль Бессерглик, один из адвокатов солдата, просил освободить его из-под  ареста.

«Это был случай комбинированного теракта с подозрением на бомбу. В этой взрывоопасной ситуации была опасность, которую он увидел для себя», - сказал Бессерглик  о своем клиенте.

Со стороны защиты солдата был прокурор Илан Кац, который сказал, что солдат не представляет угрозы и не имеет оружия, следовательно, не должен оставаться под  открытым арестом на базе. Он также отметил, что тенденциозный  доклад, представленный прокурором,  показал только выстрел солдата, убившего террориста,  и больше ничего кроме этого не доказывает, добавив, что «мы видим, что этот отчет более недостаточно, чем полная»