«Правила устанавливает генштаб, а не главари банд»

Министр обороны Моше Яалон: главари банд не будет определять правила ведения боевых действий, принятые генштабом ЦАХАЛа

Йоссеф Йак,

Моше Яалон среди высокопоставленных военных
Моше Яалон среди высокопоставленных военных
צילום: אריאל חרמוני\ משרד הביטחון

Этим вечером, 5 апреля, министр обороны Моше Яалон отреагировал на жесткую критику, раздающуюся в последние дни в адрес генштаба и высших офицеров израильской армии, по следам нашумевших событий в Хевроне, где солдат расстрелял нейтрализованного террориста.

«Я обеспокоен общественной атмосферой, точнее – наблюдаемой беспрецедентной волной воинственности», - сказал Яалон на мероприятии, проведенном в Центре ВВС в Герцлии. - «Я полагаю, что правила ведения боевых действий должен принимать и утверждать начальник генштаба, а не главари банд (досл. «אני מציע שאת נהלי הפתיחה באש יקבע הרמטכ"ל ולא ראשי כנופיות»).

Действия же солдата, как раз сегодня представшего перед судом для изложения своей версии событий, он назвал «серьезным актом, противоречащем закону, ценностей и правила применения вооруженной силы, принятым в ЦАХАЛе».

Этим вечером, 5 апреля, военный апелляционный суд, расположенный на базе «Кирия», отклонил апелляцию военной прокуратуры, постановив, что солдат, которому намерены предъявить обвинение в непреднамеренном убийстве, не сядет  в военную тюрьму.

По сообщению радиостанции «Решет Бэт», солдат останется под «открытым арестом» на одной из военных баз, со всеми ранее определенными для него ограничительными условиями.

Напомним, что представители прокуратуры просили отменить решение, принятое на прошлой неделе, и, таким образом, стремились отправить солдата в «полный арест» (למעצר מלא), что, как было выше сказано, предполагает пребывание в военной тюрьме.

Эяль Басерглик (אייל בסרגליק), один из адвокатов солдата, упирал на прямые показания солдата, заявившего во время слушания: «Это логично, что террорист, пришедший убивать, должен умереть сам. Я не стрелял наугад, но чувствовал реальную опасность… Я видел, как он [террорист] пошевелил рукой и головой, и только после этого я выстрелил».