Смотрим: Улыбнитесь. Это угон

Угонщик вел себя вежливо, не казался опасным, казалось, что он вряд ли сделает что-то плохое

Марк Штоде,

illustration
illustration
Reuters

Пикантные подробности сюрреалистичного полета египетского борта, к которому в течение всего вчерашнего дня было приковано внимание всего мира, опубликованы в газете Corriere della Sera. Перевод подает издание InoPressa. Новости всех каналов показали в числе кадров освобождения заложников злополучного А320 и план с сэлфи, где один улыбающийся британец позирует с угонщиком  -  угонщик обнимается с одним из своих заложников и потом просит стюардессу сделать фото на память.  Полет рейса Александрия-Каир египетской авиакомпании запомнится многим и надолго.

Единственным итальянцем на борту угнанного самолета египетской авиакомпании, направлявшегося из Александрии в Каир, был 47-летний Андреа Банкетти, пишет издание. Он возвращался в Италию после трехнедельной командировки. Он специалист по нефтедобывающему оборудованию. Перелет из Александрии в Каир длится недолго, рассказывает бывший заложник.

«Я посмотрел на экран телевизора, находившегося на борту и показывавшего маршрут, и понял, что мы направляемся в сторону Кипра. Я подумал: «Я кретин, потому что перепутал рейс, но они еще большие кретины, потому что пропустили меня». Ошибочка.

«Самолет совершил посадку, и через несколько минут все стало ясно. Угонщик разрешил покинуть самолет большинству пассажиров. На борту находились члены экипажа и четыре пассажира. Нас переместили вглубь самолета и предложили напитки, кофе». Андреа спросил у стюардессы, что происходит, она прошептала на английском: «Это угон».

Угонщик вел себя вежливо, не казался опасным, безусловно, нельзя наверняка ничего утверждать, но казалось, что он вряд ли сделает что-то плохое. Он разговаривал с экипажем по-арабски, так мило, что не было никакой паники.

«Конечно же, мы не знали наверняка, что пояс смертника был муляжом, хотя...» - говорит Андреа, но опытный механик, Андреа понял, что устройство не было бомбой, скорее предметами, расположенными в хаотичном порядке, он сказал об этом полиции, когда покинул самолет, на борту которого оставались еще трое заложников.

«Я работаю механиком, этот сверток кажется муляжом, по моему мнению, у него нет бомбы», - рассказал он.

Мнение Андреа подтвердилось, когда угонщика арестовали. Никакого взрывного устройства, никаких воинственных намерений, ни криков, ни ругательств, ни проклятий. Мустафа, так зовут угонщика, вел себя дружелюбно. Самой экстравагантной сценой стало фотографирование с заложниками.

«Например, с этим напыщенным англичанином Бенджамином, который вел себя, как будто Мустафа был знаменитостью. Я потом спросил у Бенджамина: «Извини, ты дурак? Ты был рядом с ним, ты мог хотя бы обнять его и сделать что-то?» - вспоминает Андреа.

После того как аэробус EgyptAir совершил посадку на Кипре, родственники Мустафы в Египте сообщили, что он не в себе; на Кипре представитель правительства заявил, что «он не террорист, он идиот», потому что «террористы безумны, но не глупы, а этот тип - глупец», пишет  в заключение автор публикации.