Нетаньяху: «Корни террора в надежде, а не в разочаровании»

Биньямин Нетаньяху прокомментировал теракты в аэропорту и метро Брюсселя

Ян Голд,

Биньямин Нетаньяху
Биньямин Нетаньяху
צילום: עמוס בן גרשום לע"מ

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху провел в среду вечером пресс-конференцию, на которой дал свою оценку терактам, произошедшим накануне в аэропорту и в метро бельгийской столицы. Количеств погибших в терактах составляет 32 человека, раненных – более 270.

«Я посылаю мои самые глубокие соболезнования семьям погибших в результате террористических актов в Брюсселе», - начал Нетаньяху

«Мы находимся в глобальной войне против террора. Вчера вечером я говорил с премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем, несколько часов назад – с главой европейской внешней политики Фридерикой Могерини. Я предложил помощь Израиля в нашей общей борьбе с терроризмом», - сказал премьер-министр

Ничто не оправдывает терроризм. Абсолютно ничто. Будь-то террор в Париже или Брюсселе,  Тель-Авиве или Иерусалиме. Террор везде и в равной степени должен быть осужден. С ним надо одинаково бороться», - продолжил Нетаньяху.

«Где бы то ни было, корни террора не в несправедливости. Терроризм порождается  из-за убийственной идеологии, из-за желания уничтожить противника. и взять на себя от него. Я уже много раз говорил, что террор происходит не из-за оккупации и не от разочарования, корни террора – в надежде. В данном случае – это надежда боевиков «Исламского государства» создать и установить исламский халифат во всей Европе. Аналогичным образом палестинские террористы надеются создать палестинское государство на всей территории государства Израиль», - сказал Нетаньяху

«Израиль готов к сотрудничеству со всеми странами в борьбе с террором. Террористы стремятся уничтожить нас. Они потерпят неудачу. Если мы будем бороться с террором вместе и сообща, то такая борьба окажется более эффективной», - заверил премьер-министр.

Также Нетаньяху ответил на ряд вопросов. В частности, о российских войсках в Сирии. По словам премьер-министра, президент России Владимир Путин самостоятельно принимал решение о введении войск, а затем – самостоятельно о выведении. Для Израиля было важным довести до российского руководства «красные линии» по Сирии, в том числе, недопустимость того, чтобы российское оружие попало в руки террористов; а также Израилю была важна координация действий с российской военной группировкой в Сирии. Такая координация существует и ныне.