ШАБАК: поджог в Кфар-Думе - не дело рук евреев

Серия из трех пожаров, направленная исключительно на членов одной семьи, может быть частью многолетней вражды

Марк Штоде,

Graffiti at Duma arson site
Graffiti at Duma arson site
Flash 90

Агентство безопасности Израиля и представитель окружного управления полиции в Иудее и Самарии в воскресенье опубликовали совместное заявление, в соответствии с которым последний поджог в арабском городе Кфар-Дума, по всей видимости, не был совершен евреями и не имеет под собой националистической почвы.

«Осмотр места происшествия не выявил улик, позволяющих выдвинуть версию о намеренном поджоге, устроенном евреями»- говорится в заявлении.

Оценка экспертов укрепляет в мысли, что серия из трех пожаров, направленная исключительно на членов одной семьи, может быть частью многолетней вражды внутри этой арабской деревни, а не «еврейским террором», как утверждалось в выводах по поджогу, произведенному в июле прошлого года.

Ранее в воскресенье, Шмуэль Мейдад, директор организации юридической помощи Honenu, сказал, что новый поджог вызывает массу вопросов, учитывая, что был нацелен на дом родственника семьи Давабше, который июле 2015 года погиб в результате вспыхнувшего пожара.

В этот раз мишенью для поджигателя стал Ибрагим Давабше, который выступал свидетелем в суде над Амирамом Бен-Улиелем и его 17-летним соучастником, которые подозреваются в причастности к поджогу, который унес жизни супругов Давабше и их маленького сына. Дело вызвало бездну споров и скандалов, поскольку подозреваемые утверждали, что ШАБАК смог получить от подозреваемых  заведомо  ложные показания, применив  к ним жестокие пытки - и, как было доказано, по крайней мере, одно ложное признание имело место.

На сегодняшний день Ибрагим Давабше является единственным свидетелем, утверждающим, что видел двух предполагаемых поджигателей. Это свидетельство расходится с версией израильских следователей, согласно которой Бен-Улиель действовал в одиночку, поскольку его сообщник не явился на указанное место.

Субботний поджог случается ровно через месяц после смертельного пожара, и именно дом брата жертвы предыдущего становится объектом аналогичного преступления - все этого говорит об арабском следе в версии расследования. Повторный поджог явно указывает о давней местной вражде.