Доклад Талии Сасон – как это было на самом деле

Рон Шехнер молчал более десяти лет, но сейчас раскрывает правду о происходившем за кулисами доклада против форпостов

Йоссеф Йак,

Ариэль Шарон
Ариэль Шарон
צילום: פלאש 90

Рон Шехнер (רון שכנר), служивший помощником министра обороны Шауля Мофаза во время правления Ариэля Шарона, говорит о том, что происходило за кулисами доклада Талии Сасон, направленном против форпостов в Иудее и Самарии.

В субботнем бюллетене «Ие”Ша Шеляну» (יש"ע שלנו), издаваемом Советом Иудеи и Самарии, Шехнер рассказывает о ранних днях поселений, раскинувшихся на юге Хевронского нагорья, точнее – об их статусе, изложенном в ставшем знаменитом докладе Сасон, о чем он избегал говорить в течение многих лет.

Напомним, что в докладе, составленном в 2004 году (как известно, за год до размежевания) по просьбе премьер-министра Шарона, поручившего это дело адвокату Талии Сасон. Этот доклад был представлен, затем подвергнут резкой критике со стороны тех, кто выказывался по вопросам правомочности создания новых форпостов и расширения имеющихся населенных пунктов.

Шехнер приводит эти выводы, заявляя, что «в то время, когда я поступил на службу в Министерство обороны при Шауле Мофазе, был представлен доклад о форпостах, касающийся около семидесяти мест. Вы должны понимать, когда мы говорим о незаконном форпосте, существуют различные уровни согласований, и правительство, имеющее решающий голос в каждом конкретном случае, не одобряет строительство, если оно – незаконно».

«Есть очень мало форпостов, не имеющих такого рода одобрений – в частности, те, которые прямо стоят на частной арабской земле. Решение по ним во многом субъективно, основанное на желании или не желании людей. А есть форпосты, которые непосредственно одобрены и включены в планы, для них все готово, осталось только подписать [соответствующий документ]. Я предложил идею о том, что все может быть организовано и отрегулировано», - рассказывает Шехнер.

Кроме того, он говорит, что «от Талии Сасон ожидали, что она "пойдет по стопам" Плии Альбек, но она сделала точно противоположное тому, что делала Альбек [напомним, фактически создавшей юридическую базу для политики создания еврейских поселений на землях в Иудее и Самарии]. Она является автором отчета о форпостах в Иудее и Самарии, но сделала все от нее зависящее, чтобы предотвратить размежевание» (досл. «אך עשתה כל שביכולתה למנוע עקירה»).

«Шарон точно знал, почему он поручил это дело Сасон», - сказал Шехнер, и добавил, что «и это привело к тому отчету, который и был представлен, и суть заключалась в том, что каждый форпост должен был быть эвакуирован, изгнан и искоренен».

«Я был помощником министра обороны в этом вопросе, и я имел дело с планами И я пытался предотвратить это, «воевал» за каждую горку и каждый мобильный дом-«караван», чтобы заставить не трогать их. Она же утверждала, что я поступаю противозаконно, и я горд возведенному на меня этому обвинению», - сказал Рон Шехнер.