СМИ: Иран vs Саудовская Аравия=пропасть

Сегодня весь Ближний Восток пронизан противостоянием Эр-Рияда и Тегерана и дело тут не в религии

Марк Штоде, | updated: 09:26

Iranian Sejjil 2 missile test launch
Iranian Sejjil 2 missile test launch
Israel news photo: Ehsan

Вновь обострившееся противостояние между Ираном и Саудовской Аравией стало главной темой недели в мировых СМИ. Обозреватели усматривают в конфронтации неумолимо приближающихся к пропасти войны государств логическое следствие роста напряженности в последние годы. «Сегодня весь Ближний Восток пронизан противостоянием Эр-Рияда и Тегерана, которое поспешно и ошибочно сводят к конфессиональному конфликту суннитов и шиитов», - пишет в редакционной статье Le Monde. Этот и последующие материалы подаются в переводе на русский InoPressa.

Религиозное измерение действительно присутствует в этой конфронтации теократических держав, говорится в редакционной статье, однако в большей степени речь идет о политической модели - республика против абсолютной монархии - и столкновении двух стремлений к региональному господству на фоне светского противостояния арабов и персов. «Тегеран и Эр-Рияд - лидеры двух союзов, которые придают каждому локальному конфликту - от Ливана и Сирии до Йемена - характер столкновения двух блоков», - отмечает Le Monde. О необходимости деэскалации между Ираном и Саудовской Аравией лишний раз говорить не приходится. «В чрезмерно вооруженном регионе, продолжающем поставлять основную часть мировой нефти, ирано-саудовский конфликт - худшее, что можно себе представить. Чтобы избежать этого, Запад должен сыграть свою роль. Франция - привилегированный партнер Саудовской Аравии, она продает ей много оружия и не скупится на дипломатическую поддержку. С другой стороны, она готовится принять иранского президента Хасана Рухани, визит которого был отложен из-за терактов 13 ноября, - пишет газета. - Однако на сегодняшний день Франция ограничилась лаконичным заявлением, выразив «сожаление» по поводу казней в Саудовской Аравии. Парижу пора предпринять шаги для достижения мира или, по крайней мере, диалога. Борьба против ИГИЛ зависит от деэскалации между Ираном и Саудовской Аравией».  

Чистым безумием называет схватку Саудовской Аравии считает еще одно авторитетнейшее издание Financial Times. Казнь видного шиитского священнослужителя Нимра ан-Нимра в Саудовской Аравии вывела конфликт этой страны с Ираном на новый уровень. Издание считает, что Нимр был не террористом, а радикальным диссидентом, и мир справедливо осудил его казнь. Но реакция Ирана тоже заслуживает возмущения.

Между тем ядерное соглашение США c Ираном усилило у Саудовской Аравии ощущение, что она должна энергичнее защищаться, и «если есть какая-то надежда на урегулирование гражданской войны в Сирии, то крайне важно помирить Эр-Рияд с Тегераном», - рекомендует британское издание.

По мнению газеты, у Обамы есть возможность наладить диалог между сторонами – чтобы  иранцы смогли выйти из изоляции, а саудиты получили желаемую поддержку США.

Кристоф Зидов из Der Spiegel  составил обзор вероятных последствий обострения отношений между Саудовской Аравией и Ираном

«Отношения двух стран остаются крайне напряженными уже почти 40 лет, но последствия нового кризиса ощутит весь Ближний Восток, поскольку Саудовская Аравия и Иран конкурируют за власть и влияние сразу в нескольких арабских государствах», - пишет корреспондент.

В Сирии они «ведут опосредованную войну: тегеранский режим - ближайший союзник Асада. Исламская Республика поставляет ему оружие, посылает солдат и наемников. Эти войска наряду с «Хизбаллой» - ливанским ополчением, которое снабжает оружием Иран, - для Асада важнее, чем собственная армия, истощенная без малого пятью годами гражданской войны. Саудовская Аравия, напротив, поставляет оружие действующим в Сирии исламистским группировкам суннитского толка, в том числе, предположительно, и террористическим организациям «Джабхат ан-Нусра» и «Исламское государство».

В октябре прошлого года в ходе переговоров в Вене Иран и Саудовская Аравия в основном договорились о том, что конфликт в Сирии должен быть разрешен с помощью политического процесса, хотя и не смогли прийти к компромиссу о политической судьбе президента Сирии Башара Асада. Теперь «надежды на политическое разрешение сирийского конфликта рухнули», - считает Зидов.

Йемен – еще один гордиев узел между противостоящими. Исламская Республика поддерживает хуситское ополчение, которое с 2004 года постепенно отвоевывает у государства все новые территории, а Саудовская Аравия развернула против хуситов войну, жертвами которой за последние месяцы стали более 6 тысяч человек. Нынешнее обострение конфликта убивает надежду на возможное решение и в этой части.

Из-за конфликта Эр-Рияда и Тегерана тают и шансы на примирение между религиозными общинами сунитов и шиитов в Иране и Ираке, важнейшим внешнеполитическим союзником правительства Ирака.

В Ливане сохраняются «непримиримые противоречия»  между теми же фракциями, а также примкнувшими к ним христианскими партиями - с мая 2014 года они вылились в правительственный кризис. Несколько недель назад «в Бейруте забрезжила надежда: после 34 безуспешных избирательных туров показалось, что стороны могут сойтись на компромиссном кандидате по имени Сулейман Франджиех. Но после казни ан-Нимра тон дискуссии между политическими лагерями в Ливане вновь обострился, и теперь драма с выборами президента, видимо, продолжится, - пишет Зидов.

И, конечно же, рынок нефти. «Саудовская Аравия и Иран - два наиболее могущественных члена ОПЕК. Холодная война между Эр-Риядом и Тегераном стала одной из причин падения цен на нефть, которое наблюдалось в минувшие месяцы. Саудовская Аравия на протяжении долгого времени оказывала давление на цены с целью ослабить соперника по другую сторону Персидского залива, у которого бюджет на 70% зависит от нефтяной выручки. Между тем расклад изменился: низкие цены на нефть в 2015 году одарили королевство рекордными дефицитом в 90 млн евро, тогда как Иран сообщил о намерении после снятия санкций экспортировать до миллиона баррелей дополнительно. Надежды других государств-членов ОПЕК на совместное решение, ограничивающее добычу нефти, после конфликта из-за казни ан-Нимра, похоже, рухнули», - завершает перечень драматических последствий конфликта журналист Der Spiegel.