Новое унижение: арестанту нельзя передать чистое белье!

Жене одного из задержанных по «делу Кфар-Дума» запретили передать мужу чистое белье. Адвокат Итамар Бен Гвир: «Это – злоупотребление!»

Йоссеф Йак,

Итамар Бен Гвир
Итамар Бен Гвир
צילום: הדס פרוש, פלאש 90

Несмотря на некоторый прогресс в расследовании злонамеренного поджога в Кфар-Дума  – как ранее сообщал 7 канал, в минувшую пятницу один из арестованных евреев был выпущен на свободу из-за отсутствия улик против него, – новые сведения раскрывают подробности бесчеловечного и унизительного обращения с остальными задержанными.

Известный израильский адвокат Итамар Бен Гвир, представляющий интересы арестованных, говорит, что сотрудники Управления тюрем Израиля (ШАБАС) не позволили жене одного из подозреваемых передать мужу чистое нижнее белье.

При этом он указал, что речь идет о «злоупотреблении», ибо эти действия являются прямым нарушением вынесенного накануне судебного вердикта, продлившего арест и как раз разрешившего заключенным, находящимся несколько дней в тюрьме, получать белье от членов их семей.

Однако, после того, как жена арестованного приехала с передачей и прождала четыре часа, ей сказали, что, поскольку она сама в прошлом подвергалась аресту из-за участия в акции протеста, она не можете навестить мужа и не имеет права ничего ему передать.

Следует отметить, что в соответствии с установленной законом процедурой, людям, имевшим «криминальное прошлое» и сидевшим в тюрьмах, действительно отказывается в праве свидания с заключенными. Но, безусловно, нет запрета на принесение передач, как это случилось и происходит по сей день в сотнях случаев. И, разумеется, любая передача проходит тщательную, опять же установленную процедурой, проверку на наличие запрещенных вещей – к которым точно не относится чистая смена белья!

Адвокат Бен Гвир отреагировал на это, сказав: «Это – злоупотребление [властью]. Они [сотрудники ШАБАС] не имеют никакого права не позволить моему клиенту, сидящему уже длительное время, получить нижнее белье и носки, тем более – прямо нарушая распоряжение суда по этому вопросу. То, что происходит – уже не «условие ведения расследования», а чистой воды злоупотребление».

«Не менее серьезно и то, что жена моего клиента проехала дальнюю дорогу до тюрьмы, взяв с собой маленькую дочку, но, прождав еще столько же, получила отказ – там [в тюрьме] «внезапно» вспомнили, что по протоколу она не имеет прав ни на что. Это – точно такое же злоупотребление».