«Радикалами» и «экстремистами» могу быть только правые?

«Все высказывания Ханин Зуаби за минувший год не равны и пятой доли того, что было обрушено на голову Бенци Гопштейна»

Йоссеф Йак, | updated: 09:26

Илан Гилон
Илан Гилон
צילום: מרים אלסטר, פלאש 90

«ISIS в кипе. Вонючая жижа. Крайняя плоть еврейской ККК. Сионистский кошмар. Повестка дня смерти. Нацист и расист. Террорист. Рак на теле общества. Еврейский ISIS. Нет [у вас] ни иудаизма, ни морали. Позор государства и общества».

Это страшные проклятия щедро изливались на голову Бенци Гопштейна, лидера анти-ассимиляционной организации «Лехава», пришедшего на заседание заседании парламентского комитета по внутренним делам, где вдоволь наслушался в свой адрес со стороны представителей левых сил.

По словам Хаима Лева, эти «перлы» ругани и крайней ненависти не являются обычными фразами на устах израильских парламентариев – людей, по преимуществу, трудолюбивых, образованных, отвечающих за планирование повестку дня и действующих на благо согражданам.

«Тем не менее», - указывает он, - «всё это не случайно было высказано именно левым крылом политического спектра», подчеркивая, что тот, на кого были обрушены эти проклятия - человек, чьи действия и мнения противоречат левым идеалам, пришедший за заседание комиссии Кнессета, занятой обсуждением важных общественных вопросов.

Хаим Лев удивляется тому, что в течение ближайшего часа не последовало ответа на эти скандальные заявления, сделанные в самом сердце израильской демократии. Удивляется и тому, что это не вызвало никакого интереса. «Спикер Кнессета Юлий Эдельштейн извинился за них и пообещал навести порядок, чтобы предотвратить такое в будущем. Но где же осуждение?», - спрашивает он.

Он вспоминает инцидент с министром культуры Мири Регев, не так давно сделавшей несколько острых заявлений на 10 канале ИТВ в адрес Иегуды Вайнштейна, – и что же? Все «словно проснулись, и вышли из домов, чтобы «защитить честь Кнессета». Защитники юстиции поспешили выпустить комментарии, осуждающие культуру речи министра культуры. Крик поднялся до небес. Почему же теперь они молчат?».

Хаим Лев, однако, не выражает очень уж большого удивления, ведь, по его словам, «лицемерие среди левых не является чем-то новым. Но даже если мы соберем все высказывания Ханин Зуаби за минувший год, то не получим и пятой доли того, что было обрушено на голову Гопштейна. Для них разница ясна: «радикалами» и «экстремистами» могу быть только правые, но никак, никогда и нипочем не левые! Нет такого в природе!».

«Так что, да», - признаёт он, - «есть небольшая разница между Бенци Гопштейном и Иегудой Вайнштейном. Но, видимо, есть большая разница между Ициком  Шмули и Мири Регев».