IsraelNationalNews.com


Визит в арабскую деревню Дума. Есть над чем задуматься

С поджогом дома в Кфар-Думе всё не так однозначно. Возможно, дом подожгли арабы

Ян Голд,

Тапучи возле сгоревшего дома в Кфар-Думе
Тапучи возле сгоревшего дома в Кфар-Думе
Eitan Elhadez

Йонадав Тапучи, 20-летний молодой человек, который живет в одном из еврейских поселений в Самарии. Он носит длинные пейс и кипу. В общем, внешне очень похож на тех, кого левые называют «поселенцами-экстремистами».

В воскресенье Йонадав присоединился к тем, кто посетил Кфар-Думу. Визит был организован левой организацией под названием «Таг Меир», созвучной с «таг мехир».

Целью визита было выражение соболезнования родственникам семьи, чей полуторагодовалый ребенок погиб при поджоге дома в ночь с четверга на пятницу, а его старший четырехлетний брат и родители находятся в больнице с серьезными ожогами.

После этой поездки Йонадав написал свои впечатления в Facebook. Впечатления оказались весьма неоднозначными и противоречивыми..

«Некоторые действия не имеют никакого оправдания, будь они направлены против евреев или против арабов. Я настаиваю на этом, хотя и являюсь сторонником правого крыла и поддерживаю строительство и расширение поселений в Иудее и Самарии», - начал Йонадав.

«После поездки я испытываю смешанные чувства. Хочу акцентировать внимание на трех вещах. Во-первых, нет никаких сомнений, что совершено шокирующее преступление. Это просто ужасно оказаться на месте пострадавшей семьи, члены которой, проснувшись ночью, обнаружили, что дом горит и затем узнали, что сгорел маленький ребенок. Мои искренние соболезнования семье».

«Во-вторых, мне «посчастливилось» ехать из Тель-Авива  в автобусе, заполненном ветеранами-активистами левых движений и организаций. Их разговоры – это ужас - ненависть к поселенцам, ненависть к религиозным, и особенно к харедим, ненависть к государству Израиль. Почему бы им не взять и не переехать жить в другую страну».

«В-третьих, когда мы прибыли в деревню Дума, то нам сообщили, что программа меняется. Нас не пустили пойти и выразить соболезнования родным погоревшей семьи. Вместо этого арабские фотографы стали фотографировать нас на фоне сгоревшего дома с граффити на иврите. Нет сомнений, что это делалось в провокационных целях. Затем представитель семьи выступил с короткой речью, предупредив в ней, что еврейские поселенцы должны ожидать худшего. И нам посоветовали побыстрее уезжать, дабы не нарваться на гнев арабов»

«При этом у меня по итогам поездки возник ряд вопросов по поводу подозрительного характера поджога дом. Как оказалось, в Думе уже 18 лет продолжается вражда между двумя кланами. Почему эта вражда не могла стать причиной поджога. Плюс к этому в граффити на иврите слова «месть» я увидел каллиграфические элементы, которые повышают подозрение, что оно было, на самом деле, сделано арабом, а не евреем. И еще – зачем было поджигать два дома в самом центре села, а не на окраине, если бы это сделали «еврейские экстремисты». Оказывается, по той версии, что нам рассказали, сначала был подожжен один дом. Он оказался пустым. Затем – выбран другой, идти к которому надо по извилистым дорожкам среди заборов и дворов. При этом сам дом окружен забором, а окна плотно зарешечены. Чтобы попасть зажигательной бомбой в окно, нужно было проникнуть во двор дома и прицельно кинуть «коктейль Молотова» в темноте через решетку. К тому же, крайне странным выглядят рассказы о том, что поджигатели не спешили убегать, а затем еще и проникли в дом и заблокировали в нем людей, не позволяя покинуть жилище, пока пламя как следует не разгорелось. И только после этого поджигатели, якобы, убежали из деревни», - написал Йонадав Тапучи.

«Я могу только сказать, что, когда поджигатели, в конечном счете, будут пойманы, я хотел бы услышать их рассказ, зачем объектом для теракта был выбран дом в середине деревни, и как они смогли убежать, когда, несомненно, вся деревня голосила, видя пламя пожара и слыша крик членов семьи», - подытожил Тапучи.