Раввин Рискин к бою готов

Во время своего первого публичного выступления после продления полномочий, раввин Шломо Рискин подверг критике Главный раввинат

Марк Штоде,

Rabbi Shlomo Riskin  speaks at Efrat dinner
Rabbi Shlomo Riskin speaks at Efrat dinner
Gershon Elinson

Раввин Шломо Рискин впервые выступил перед публикой после того, как Главный раввинат продлил срок его пребывания на посту главного раввина Эфрата - спустя недели споров и слухов насчет того, что он будет уволен по идеологическим причинам.

Выступая на приеме для жителей Эфрата, раввин Рискин подверг критике поведение раввината во время всей этой эпопеи, сказав, что он был вынужден «полагаться на отчеты в средствах массовой информации», и утверждая, что раввинат никогда не пытался связаться с ним, чтобы объяснить причину беспрецедентной задержки в продлении его полномочий.

Эта история началась с того, что в Главном раввинате решили не продлевать срок полномочий раввина Рискина автоматически - несмотря на его широкую популярность среди жителей Эфрата - а вместо этого тянули с вынесением решения, утверждая, что изучают его деятельность на протяжении 32-летнего пребывания в качестве религиозного лидера Эфрата.

«Раввины совсем не говорили со мной», - сказал раввин Рискин. «С момента, как они решили не продлевать срок моих полномочий автоматически, я не получал от членов Главного раввината, каких-либо известий о том, намереваются ли они сделать это. Даже слухи о том, что я должен был быть приглашен на какое-то слушание, оказались ложными».

Отвечая на претензии о том, что некоторые из его галахических решений члены раввината считали проблематичными или излишне либеральными, раввин Рискин отметил, что его решения были приняты «на основе галахических прецедентов».

«Даже постановления, которые некоторые считали слишком «нестандартными», были основаны на решениях бывших главных раввинов», - добавил он, обвинив недоброжелателей в смешивании политики и еврейского закона. «Это дискуссия о различных идеологических путях».

Раввин Рискин также прокомментировал так называемый «Закон о кашруте», предложенный партией ШАС, который обяжет все кошерные заведения, а также производителей и импортеров продуктов питания получить сертификаты кошерности от Главного раввината Израиля. Критики говорят, что эта мера позволит монополизировать «индустрию» кашрута и обращают внимание на то, что это приведет к росту цен на продукты питания, в то время, когда многие израильтяне еле сводят концы с концами.

Разделяя эту озабоченность, раввин Рискин, в частности, сказал собравшимся, что в интересах раввината сделать так, чтобы кошерная еда была легкодоступной.

«Главный раввинат должен гарантировать, что кошерные продукты будут доступны всем евреям в Израиле – причем по самой низкой возможной цене. Это должно быть их наивысшим приоритетом, чтобы как можно больше евреев имели возможность питаться кошерной пищей», -

«Это не то, что происходит сейчас, учитывая последние решения», - посетовал раввин. «Раввинату следует  раскрыть объятия для противостояния расколу в израильском обществе».

Раввин Рискин призвал Главный раввинат более широко смотреть на проблемы в израильском обществе и вернуться к точке зрения первого главного раввина Кука, который, считал важным удовлетворение потребностей всех еврейских граждан Израиля.