СМИ: «Падение Асада ближе, чем когда-либо»

До сих пор Башар Асад мог рассчитывать на своих зарубежных союзников: россиян и «Хизбаллу» Но этот союз, похоже, рушится

Ян Голд,

Президент Сирии Башар Асад
Президент Сирии Башар Асад
Flash 90

Немецкая газета Die Welt опубликовала статью, в которой прогнозируется скорое свержение президента Сирии Башара Асада и приводятся аргументы такого прогноза, сообщает УНИАН.

Уже не в первый раз в продолжающейся четыре года гражданской войне в Сирии появляются объявления о досрочной победе. Это звучало и в интервью Абу Мухаммада аль-Голани, лидера Фронта Нусра, предоставленном спутниковым каналом Аль-Джазира неделю назад: «Я могу заверить вас, что падения Асада ждать осталось недолго».

Но было бы ошибкой отмахнуться от слов Голани, приняв их за позерство. Поскольку, самый кровавый конфликт на Ближнем Востоке на протяжении десятилетий и худшая гуманитарная катастрофа 21-го века, возможно, действительно находятся на решающем этапе: уверенность Голани в победе сопровождается паникой в лагере Асада.

Динамика на поле боя кажется понятной: раньше режим мог концентрироваться на нескольких важных точках, а теперь он должен бороться на многих фронтах одновременно. Уже давно бои вокруг Дамаска стали обыденными. Даже оплот Асада Латакия на побережье Средиземного моря все чаще становится мишенью для нападений.

Только в мае исламистским повстанческим группам удалось взять город Идлиб и окружить войска режима во втором по величине городе Сирии Алеппо. В то же время на крайнем северо-востоке страны упал последний оплот режима в Джиср эш-Шугур, и террористы исламского государства (ИГ) завоевали город Пальмира, и солдаты Асада вынуждены были бежать. Поражение было настолько решающим, что государственное телевидение Сирии, которое ранее не говорило даже о перспективе «скорого захвата», сообщило об «отступлении».

ИГ сейчас захватили более половины территории страны. По оценкам, 80 процентов запасов нефти и газа Сирии находятся в руках террористов. Режим контролирует только восемь процентов. Благодаря поставкам оружия из стран Персидского залива, у противников Асада впервые есть противотанковые ракеты, и они прибавляют сирийским войскам значительные потери. Они также захватили тяжелое вооружение и, таким образом, сейчас оснащены лучше, чем когда-либо. Кроме того, они выгодно координируют свою деятельность друг с другом.

Это отметили также наиболее важные союзники Асада. Четыре фактора так долго продержали сирийского президента у власти: дипломатическая страховка и материально-техническая помощь из России, массивная поддержка со стороны Ирана, прямая военная помощь ливанской Хезболлы и готовность меньшинств Сирии, бороться на стороне Асада, потому что дьявола радикально-исламистских боевиков они боялись больше, чем Вельзевула (сатану) из Дамаска.

Теперь альянс начинает давать трещины. По данным арабской газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», Россия отозвала половину своего дипломатического персонала из Дамаска. Более 100 военных советников и членов их семей покинули Сирию.

Кроме того, русские, должно быть, прекратили обслуживать бомбардировщики «Сухой» ВВС Сирии – один из главных видов оружия сирийского режима. Поэтому министр обороны Фахед Джасем аль-Фредж  спешно поехал в Тегеран, чтобы попросить Иран, повлиять на Москву.

Арабские СМИ видят в этом переломный момент в ближневосточной политике Москвы: Россия стремится к сближению со странами Персидского залива, которые находятся на стороне повстанцев, чтобы обойти санкции Запада. Но арабы хотят, чтобы Москва дистанцировалась от Асада.

Теперь может произойти следующее: С точки зрения России, Асад был важен, потому что он гарантировал Москве использование военного порта в Тартусе, чтобы российский флот мог стать противовесом США в Средиземном море. Но теперь Москва обеспечила себе использование кипрских портов - в качестве альтернативы Тартусу. Риторика Москвы очень быстро изменилась. Асаду, как президенту, до сих пор официально не было альтернативы, пояснил российский пресс-секретарь: «Самое главное – сохранение наших стратегических интересов, безопасность меньшинств, единство Сирии и борьба против исламистов». Ни слова об Асаде.

В отличие от многословия Хасана Насраллы, лидера ливанской «Хизбаллы», которая в последние два года выиграла важнейшие военные сражения для Асада. В то время как его противник Голани упивался близкой победой, Насралла говорил об «экзистенциальной угрозе» его организации.

«У нас есть три варианта», - сказал Насралла в своем выступлении, - «Можно капитулировать, и наши женщины и девушки станут заложниками. Или бежать, и униженными, без плана, двигаться из одной страны в другую. Остается только бороться еще сильнее, чем раньше».

При этом боевики «Хизбаллы» давно вовлечены в гражданскую войну в Сирии. Из их 5000 элитных бойцов погибли примерно 1000 человек, в 20-титысячной армии распространяется недовольство. Их сил уже давно не хватает, чтобы занять все фронты.

Насралла отчаянно призывает к самоотверженности: даже если половина всех шиитов, и даже три четверти из них, погибнут, а остальные «смогут вести достойную, сильную и благородную жизнь - это лучший вариант». Выступления Насраллы наталкиваются на сопротивление даже среди его последователей. Уже давно не все шииты в Ливане хотят посылать своих сыновей в Сирию на гражданскую войну, критика некогда всесильного лидера боевиков увеличивается и в его собственном лагере.

Но все-таки наиболее важный союзник Асада, Иран, все еще его поддерживает. Тегеран должен рассмотреть вопрос о направлении дополнительных войск и советников в Сирию. Но даже муллам становится все труднее, потому что их революционная гвардия распределяется на все большее количество фронтов в Сирии, Ираке и теперь также в Йемене.

Тогда неудивительно, что противники Асада ликуют. В новостях из Саудовской Аравии уже говорится о том, что президент Сирии поручил своим последователям бежать из Дамаска в прибрежную зону, где меньшинство алавитов Асада будут вести последний бой в маленьком государстве. Эти новости, кажется, действительно преждевременны. Но нет сомнений в том, что борьба Асада за выживание еще никогда не была такой отчаянной, как сейчас.