Беннет – Дери: «Это офис – для прозрачных людей»

Прежний и новый министры экономики встретились на церемонии передачи должности. Дери – Беннету: «Между нами есть одно общее»

Йоссеф Йак,

Нафтали Беннет и Арье Дери
Нафтали Беннет и Арье Дери
צילום: מרים אלסטר, פלאש 90

Вчера, 17 мая, в первой половине дня, в центральном офисе министерства экономики в Иерусалиме была проведена встреча нового и прежнего глав этого ведомства – Арье Дери и Нафтали Беннета.

В ходе церемонии передачи министерства из одних рук в другие, Беннет сказал Дери, что «этот офис – для прозрачных людей (досл. «זה המשרד עבור האנשים השקופים»). В последние два года мы втиснули дела десятилетий: остановили рост стоимости жизни и создали рабочие места, отправили арабских женщин и мужчин-харедим на рынок труда».

«Каждое малое и большое решение, которое мы принимаем, должно быть основано на мысли о человеке. Я верю в израильскую промышленность, я верю в силу реальной конкуренции, я считаю, что самый большим нашим достижением является создание рабочих мест. Маймонид говорил, что это благотворительность – самая высокая ступень» (досл. «הרמב"ם אומר שזו צדקה בדרגה הגבוהה ביותר»), - добавил он.

«Я переезжаю в другой офис, самых важных для всех людей в Израиле, заботящийся о детях Израиля – религиозных, светских и арабских, обо всех наших детях», - сказал Беннет.

В ответ Арье Дери сказал: «Между нами есть одно общее: мы оба не горим энтузиазмом от тех офисов, куда идем (досл. «שנינו לא התלהבנו כל כך מהמשרדים שאנחנו הולכים אליהם»), но оба взволнованы тем, что идем в них».

«Когда я сидел за столом на первом заседании правительства, в четверг, я посмотрел вправо и влево, и понял, что я – самый старший из всех. Когда я был министром внутренних дел, молодой [Биньямин] Нетаньяху только прибыл из Организации Объединенных Наций», - вспоминает Дери.

Он также сказал, что в отличие от других, не пришел к своей цели «верхом на газетных заголовках. Ничто так на самом деле не беспокоит меня в последние годы как то, что решения не выполняются. Это то, что для меня хуже всего, и нет такой ночи, когда бы я пошел спать, не беспокоясь о том, что сделано по принятому решению. И если решение было принято, – то горе нам, если оно не будет реализовано (досл. «כשהתקבלה החלטה - אוי ואבוי לנו אם זה לא יתבצע»). Слово есть слово. И обещание есть обещание».