Выбравшись из Газы мусульманином, он справил еврейскую бар-мицву

Много лет живший среди мусульман в секторе Газы, сын мамы-еврейки и папы-араба, вчера приобщился к Торе, справив бар-мицву

Йоссеф Йак,

Иллюстрация
Иллюстрация
Thinkstock

Необычная церемония бар-мицвы (религиозного совершеннолетия, отмечаемого еврейскими мальчиками в 13 лет) прошла вчера, 14 января, для сына еврейки, много лет назад обманом завлеченная замуж за араба из Газы.

Сообщается, что матери и ее детям недавно удалось бежать из палестинского анклава и начать новую жизнь, как евреи.

«Я долго жил в течение многих лет как мусульманин. Сегодня я стою здесь, как гордый еврей среди евреев», - заявил отмечавший бар-мицву мальчик, названный в газетных публикациях «Д.». - «Я не забуду всех тех дней и ночей, когда я знал, что я – еврей, но жил мусульманином в Газе».

Сообщая об этом событии, газета «Исраэль Ха-Йом» уточняет, что мальчик жил со своей еврейской матерью «Л.» и арабом-отцом «А.» в Газе без связи с иудаизмом, пока 4 года назад они не смогли выбраться оттуда, как говорит сам «виновник торжества», «благодаря «Яд ле-Ахим» я смог реализовать свою самую заветную мечту всех этих лет – снова стать евреем на еврейской земле. Это – самый радостный и самый трогательный день в моей жизни».

Напомним, что «Яд ле-Ахим» – анти-миссионерская организация, не раз спасавшая еврейских женщин, оказавшихся в затруднительном положении, если не в прямой неволе. Ее активисты помогли «Л.» вернуться в Израиль.

Сообщается, что «Л.» репатриировалась в Израиль из мусульманской страны Узбекистан в возрасте 14 лет, поселившись в Офаким (близ Беэр-Шевы). В 16 она пошла работать на местную фабрику, чтобы прокормить семью, где и встретилась с 17-летним «А.» из Газы, который работал там нелегально и скрывал свое происхождение.

Несмотря на предупреждения со стороны тех, кто был вокруг нее и стойкое нежелание матери, девушка была обманом завлечена в семью своего мусульманского возлюбленного, с которыми вступила в брак год спустя. Сам же «А.» покупал ей подарки и божился, что он – чуть ли не персидский принц, выходец из семьи владельцев земель и заводов.

«Он говорил мне, что любит меня и я была счастлива», - вспоминает «Л.». - «Что еще девушке нужно в этом возрасте? Он вывалил на меня тонны сладкой лжи, запутав в паутине «восточных сказок», и я верила каждому его слову, потому что хотела верить».

И хотя она хотела еврейской свадьбы, «А.» убедил ее выйти замуж через покровительство «юриста», который, как оказалось, был мусульманским кади (судьей шариата). Таким образом, состоялся исламский брак, а «Л.», пройдя сквозь его процедуру, даже нем подозревала об этом.

«Я ждала реального брака, большой фантастической партии, всего того, что он наобещал от своей «богатой» семьи…», - признавалась «Л.».

Вскоре она была беременна своим первым ребенком, и на третьем месяце беременности, «А.» открыл ей, что он – простой араб из Газы, что его родители бедны, и что его семья из 20 человек живет в одной комнате.

К концу беременности «А.» начал угрожать своей жене, бить ее и эмоционально злоупотреблять ее положением. Вскоре, однако, он был пойман сотрудниками ШАБАКа, и депортированы в Газу, когда «Л.» была на 9-м месяце беременности.

Из Газы «А.» требовал, чтобы жена приехала к нему, и та решилась на переезд в Газу с новорожденным ребенком. «Он обещал мне, что я буду королевой в доме его родителей», - рассказывает «Л.». - «Но когда я пошла в лагерь беженцев, то была в шоке от того, что там увидела, от нищеты и беспризорности этих людей…».

«Через неделю его мать начала измываться надо мною, когда он уходил из дома. Он вытребовал пособие на ребенка и вообще выжимал все соки», - продолжает «Л.», у которой от брака с «А.» есть еще двое детей.

Наконец, не выдержав жестокостей и измывательств, которые она терпела в палестинском доме, «Л.», в конце концов, бежала из Газы с детьми в Израиль, где ее взяли на попечение активисты «Яд ле-Ахим».

«Сейчас мы – евреи», - сказала «Л.» на праздновании бар-мицвы сына в Беэр-Шеве. - «Мы начали новую жизнь, и я надеюсь, что другие женщины примут мою историю к сведению, и не попадут в плен обмана, расточаемого «богатыми принцами», как это случилось со мною».